{форум}
МОСКВА ФОРУМ
Текущее время: 28 янв 2020, 00:53

Часовой пояс: UTC - 12 часов


Высота и ширина HTML таблицы, пример
Политика
$('#s1').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });
Экономика
$('#s2').cycle({fx: 'scrollDown',
sync: 0, delay: -2000});
Новости Москвы
$('#s3').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });

Правила форума


При копировании материалов форума активная ссылка обязательна.Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах
(в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 72-ФЗ)



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Славяне.
СообщениеДобавлено: 17 ноя 2012, 22:01 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 12 ноя 2012, 20:59
Сообщений: 185
История Москвы.Археология. Первые поселения Москвы. Славяне. Московский детинец,посад,торг. Московский посад. Заречье,3аяузье,Занеглименье. Городское хозяйство Москвы. Дома и усадьбы Москвы. Домашний быт Москвы. Московский торг.

СЛАВЯНЕ
Кто оставил курганы и селища. Вятичи и кривичи. Крестьяне и ремесленники. Первые города.

Каждый, кто бродил по Подмосковью, встречал на своем пути группы невысоких округлых холмиков. Иногда они прячутся глубоко в лесной чаще и густо заросли кустами и деревьями, иногда возвышаются посреди распаханного поля. Бывает, что холмики располагаются у самой дороги или даже сохраняются на усадьбе населенного пункта. Лет 15—20 назад их еще можно было увидеть в таких ныне застроенных новыми домами районах Москвы, как Черемушки и Зюзино. Но в любом случае они находятся недалеко от какой-либо речки, ручья или высохшего оврага. Правильная форма холмиков (археологи называют их курганами) наводит на мысль, что они насыпаны рукой человека.

КТО ОСТАВИЛ КУРГАНЫ И СЕЛИЩА
Кем же, когда и для чего они насыпаны?

Чтобы ответить на этот вопрос, археологам пришлось раскопать множество курганов. Оказалось, что это, древнесла-вянские могильники.

Летописных известий о жизни славян лесной полосы у нас совсем мало, но, сопоставляя материалы археологических раскопок и древних летописей, ученые сумели воссоздать в общих чертах жизнь наших далеких предков.

Не все курганы насыпаны в одно время, и, исследуя их, удается проследить не только изменения погребального обряда, но и целый ряд процессов социального и экономического характера.

Самый древний курган Подмосковья был раскопан недалеко от Москвы, на берегу Москвы-реки, у села Беседы. Это был большой холм высотой более 4 м. Археологи не нашли в нем ни скелета, ни вещей — на первый взгляд, ничего, что указывало бы на могильный характер сооружения. Курган был совершенно пуст. В насыпи попалось лишь несколько черепков грубых, вылепленных от руки сосудов. Некоторые археологи и сейчас считают, что это сооружение связано с каким-то древним ритуалом, но не с погребением. Однако производивший раскопки А. В. Арциховский разглядел под насыпью на грунте темную полосу (след вырытой когда-то канавки), образующую кольцо, да еще еле заметные круглые пятна от сгнивших деревянных столбов.

Что означали эти следы? Если бы этот курган был единственным в своем роде, догадаться было бы невозможно. Но подобные курганы, только гораздо лучше сохранившиеся, были еще раньше раскопаны в верховьях Оки у села Боршево на Дону, близ Воронежа. Там под курганными насыпями найдены не просто пятна и полосы, а остатки кольцевой ограды из врытых в землю столбов. Ограда была не сплошной; с восточной стороны она прерывалась, и здесь помещался деревянный ящик, в котором стояло несколько грубых глиняных горшков, вылепленных от руки. В горшках нашли пепел и перегоревшие человеческие кости, а также оплавившиеся металлические предметы —остатки украшений. По вещам удалось установить, что эти курганы были насыпаны во второй половине I тысячелетия н. э. Что касается кургана в Беседах, то А. В. Арциховский относит его сооружение к VI в. н. э.

Сведения об этом древнем погребальном обряде можно найти в летописи. В начале XII в. в Киеве была составлена так называемая «Повесть временных лет», в которой летописец рассказывает не только о близких ему по времени событиях, но и о далеком прошлом Руси — «откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть». В летописи содержится и ряд сведений о древних славянах. Правда, повествование летописца нельзя назвать объективным. К этому времени христианство твердо установилось только в Киевской земле, и автор летописи — киевский монах — не может удержаться от бранных слов, описывая глубоко им презираемые обычаи и обряды славян лесной полосы, еще ие принявших христианства. Так, рассказывая об обряде погребения у радимичей, вятичей и северян, он пишет: «...Аще кто умряше, творяху тризну над ним и по семь творяху кладу велику, и возложа-хуть и на кладу мертвеца сожьжаху и по сем собравшие кости, вложаху в судину малу и поставляху на столпе на путях еже творять вятичи и ныне. Си же творяху обычаи и кривичи и прочии погании не ведуще закона божия, но творяше сами собе закон».

Это описание именно того погребального обряда, по которому были совершены захоронения в Боршевском и Бесе-довском курганах. Покойника сжигали на большом костре («кладе великой»), а затем его останки помещали в «судину малу», т. е. в горшок, и ставили «на столпе на путях». Под «столпом» нужно, вероятно, понимать деревянное сооружение в кургане (например, столбовую ограду), а под «путями»— водные пути (речки и ручьи), около которых всегда располагались курганные могильники.

Кому же из столь презираемых киевским летописцем «по-ганих» язычников — радимичам, древлянам, вятичам или кривичам — принадлежат подмосковные курганы?

На это также можно найти ответ в летописи. Рассказывая о расселении древних славян, летописец, правда, не указывает точных границ занятых ими земель, но называет реки, на которых они жили. В верхнем и среднем течении Оки, как раз на интересующей нас территории, по его словам, жили вятичи, самое название которых, как думают многие исследователи, происходит от древнего имени всех славян —«венто», «венеды». Там же приводятся некоторые сведения о жизни и обычаях вятичей; «Живяху в лесах якоже и всякий зверь, ядуще все нечисто и срамословье в них перед отьтш и пред снохами, а браци не бываху в них, но игрища межю селы, схожахуся на игрища на плясанье и на вся бесовские пени и ту умыкаху жены себе с нею же кто совещашася...».

Если отбросить бранные эпитеты, на которые не скупится монах, из этой записи видно, что вятичи жили уже не в укрепленных поселениях за рвами и валами, как дьяковцы, а в простых неукрепленных селах, что жители этих сел постоянно общались между собой, сходились на «игрища». У них существовал обычай «умыкания» (похищения) невест — своеобразная форма заключения брака, хорошо известная по этнографическим данным у многих народов мира.

Материалы раскопок пополняют сведения летописи: если в одном кургане содержится несколько урн с прахом, значит каждый курган был общей могилой для близких родственников, скорее всего членов одного рода. А курганная группа, состоящая из нескольких курганов, была кладбищем одного поселения — села. Из этого следует, что вятичи жили уже не Замкнутыми родовыми коллективами, как жители дьяковских городищ: в их селах могли жить члены различных родов,образующие так называемую соседскую общину, которую называли в древней Руси «вервь», или «мир».

Конечно, об этих древних жителях Московского края удалось бы узнать гораздо больше, если бы раскопать места их поселений — «селища», как называют их археологи. Однако это не так просто; селища разыскать очень трудно. Ведь они не имели укреплений — глубоких рвов и высоких валов,— сохраняющихся веками уже после того, как поселение перестало существовать. На месте древнего села остается только культурный слой, который можно обнаружить лишь случайно. Иногда он в виде темной полосы выделяется в обрыве берега, иногда на колхозном поле трактор выпахивает из земли древние черепки или остатки глинобитной печи, по которым можно определить, что на этом месте было когда-то поселение.

Селища, находившиеся на территории современной Москвы, разрушены городскими постройками, да и в Подмосковье часто места древних поселений заняты населенными пунктами.

Следы -славянского селища были обнаружены, например, несколько лет назад у берега Яузы на территории, застроенной дачами поселка Тайнинское.

Каждое поселение имело свое кладбище — курганный могильник. Поэтому, хотя места селищ почти не известны, по количеству курганных групп можно примерно подсчитать, сколько было поселений, а по числу курганов в группе — судить о населении каждого поселка. Подсчеты показывают, что села располагались довольно густо, но были небольшие, состояли не более чем из десятка домов.

К счастью для археологов и историков не все курганы одинаковы. В XI — начале XII в. славяне лесной полосы перестали сжигать покойников, а стали просто хоронить их под курганами, сначала прямо на поверхности земли, позже — в неглубокой яме. При этом курган перестал быть общей могилой. Теперь его насыпали почти всегда над одним погребением.

Такой обряд держался у сельского населения довольно долго — вплоть до XIV в. Дело в том, что христианская религия очень медленно проникала в среду крестьян, и они продолжали придерживаться древнего обычая хоронить покойников под курганами даже и в то время, когда знать и городские жители давно уже погребали умерших по христианскому обряду, на кладбищах при церквах.
Изображение
Так древний художник изобразил игрища вятичей. Справа музыканты, в центре и слева — танцоры. Сзади — зрители, отбивающие такт ладонями.
Курганов XII—XIII вв. под Москвой множество. Это очень ценные археологические памятники, так как по вещам, которые в них находят, можно восстановить многие стороны жизни наших предков.

ВЯТИЧИ И КРИВИЧИ
Представим себе, что мы участвуем в раскопках, и посмотрим, о чем могут рассказать подмосковные курганы.

Отправимся сначала на юг от Москвы. Электропоезд с Павелецкого вокзала быстро доставит нас к станции Чертаново. Вправо от линии железной дороги, на берегу Чертановского ручья, среди поля стоит несколько заросших кустами курганов. Археологи наметили для раскопок один из самых крупных — высотой около 3 м, диаметром 14 м. Для сооружения подобного кургана требовалось не менее 50 человекодней. Конечно, одному человеку это было не под силу, в работе должно было участвовать все село.

Раскопать его тоже не так просто, и работа идет довольно медленно. В раскрытом грунте попалось несколько черепков от разбитых горшков и мелкие угольки. Хотя в то время трупов уже не сжигали, но пережитки этого обряда сохранились. Костер зажигали или где-то на стороне, или на том месте, где должны были насыпать курган.

Наконец, насыпь снята целиком, и на расчищенной поверхности земли показалось длинное, вытянутое с запада на восток овальное пятно. Это могильная яма. Наступает наиболее ответственный момент раскопок. Археологи начинают работать с особенной осторожностью. Все реже пускают в ход лопату и все чаще более тонкие инструменты — нож и кисть. В конце концов на дне могилы, устланном берестой, обнаруживаются кости. Это погребение женщины-крестьянки, видимо, весьма зажиточной. Украшения — единственное, что осталось от богатого наряда, но их очень много и почти все они серебряные.

У головы лежат красивые серебряные подвески — слева четыре, справа — три. Видимо, это полный набор их, больше семи археологи никогда не встречали. Форма подвесок очень изящна. Они представляют собой плоскую полукруглую пластину, от которой вверх отходит дужка для прикрепления к волосам или головному убору, а вниз —семь расширяющихся лопастей. И пластинка, и лопасти покрыты орнаментом. На голове у женщины был, очевидно, какой-то нарядный головной убор, сделанный из бересты и обтянутый парчой. В уши были вдеты прекрасные серебряные серьги, состоящие из колечка, на которое надеты три ажурные бусины из тонкой витой проволочки с припаянными сверху крошечными шариками. Такие серьги не встречаются обычно в подмосковных курганах, их носили женщины Киевщины и Черниговщины. Видимо, серьги проделали далекий путь, пока попали в руки жительницы Подмосковья.

Тяжелый металлический обруч, сделанный из скрученных в жгут бронзовых посеребренных проволочек (так называемая гривна), и ожерелье украшали шею. Когда-то бусы были нанизаны на шнур из конского волоса (остатки сохранились в каналах некоторых бусин), но волос недолговечен, и ожерелье рассыпалось. Бусы каменные, очень яркие и красивые. Одни из них круглые, сделаны из белого горного хрусталя, другие — продолговатые, граненые — из красного сердолика.

На каждой руке по бронзовому браслету, свитому из проволоки, на пальцах перстни. Четыре из них свиты из толстой серебряной проволоки и напоминают современные прибалтийские перстни. Два других особенно нарядны: один украшен красноватыми и зелеными камнями и напаянными серебряными шариками, на другом — вдавленный стилизованный рисунок, изображающий какую-то хищную птицу. Столь изысканные и дорогие украшения в то время имела, конечно, не каждая женщина в Московском крае.

Другая курганная группа, которую наметили для раскопок археологи, находится у станции Матвеевская по Киевской дороге. Собственно, это уже территория Москвы, но еще не застроенная. Отсюда прекрасно видны здание Университета и кварталы новых домов на высоком правом берегу речки Раменки. На левом ее берегу, среди молодых деревьев возвышаются шапки четырех курганов. Из них лишь один такой же большой, как Чертановский, остальные поменьше. На этот раз археологи выбрали для раскопок средний. В нем оказалось не одно, а два погребения, что в курганах этого типа бывает сравнительно редко. Не в яме, а прямо на поверхности земли под насыпью лежат рядом два скелета — мужской и женский. Очевидно, это муж и жена. Вокруг обоих скелетов коричневая труха — остатки сгнивших гробов.

Изображение
Украшения богатой крестьянки нашли в кургане у села Чертаново. Здесь вятические семилопастные привески, сердоликовые и хрустальные бусы, гривна, серьги, браслеты, перстни.
На женщине украшения, похожие на найденные в Чертановском кургане, только их меньше, и большая часть их сделана не из серебра, а из бронзы. У висков такие же семилопастные подвески, на шее —ожерелье из хрустальных и сердоликовых бус, на руках — браслеты и перстни. Перстни широкие, покрытые сквозными круглыми или треугольными отверстиями, отчего они похожи на решетку. Их так и называют «решетчатыми». На одном из браслетов, сделанном из бронзовой пластинки, на внутренней стороне отпечаток льняной ткани — след рукава. Возле мужского скелета нашли два металлических крестика, но лежали они не та груди, как полагалось бы, а у верхней части черепа. Видимо, сельские жители смотрели на эти предметы христианского культа (возможно, купленные в городе), как на обыкновенные украшения, и пришили их к шапке. Это не единственный случай такого использования предметов культа. В курганах, расположенных у станции Яуза, нашли круглый образок, который входил в состав ожерелья из круглых металлических подвесок, причем занимал в нем совсем не центральное место.
Ни ожерелья, ни браслетов в мужском погребении, конечно, нет, но все-таки еще несколько металлических предметов обнаружено. Там, где должен был застегиваться пояс, лежит бронзовая пряжка, слева у пояса — плоское кольцо, немного ниже — железный нож, который был когда-то привешен к этому кольцу. У ног стоит глиняный горшок.

Зачем же покойнику положили нож, которым он пользовался при жизни, зачем в могилу поставили горшок?

Объясняется это просто. Наши предки верили в загробную жизнь, думая, что она во всем похожа на земную. На «том свете», считали они, покойнику понадобится все, что нужно было при жизни. Поэтому возле него клали различные орудия труда (детям — игрушки), а в ногах или головах ставили горшок с пищей. Покойника провожали на «тот свет» торжественно. Здесь же у кургана устраивали пиршество — тризну. Вот почему в насыпях курганов иногда находят кости животных и черепки битой посуды. Все это следы тризны. Пережитком этого древнего обряда является, вероятно, доживший кое-где и до наших дней обычай устраивать поминки.

Одевали покойника в лучшие одежды. Женщин — в свадебный наряд. Сохранилась интереснейшая древняя легенда о князе Владимире и его жене Рогнеде. Рогнеда не хотела идти замуж за Владимира, но он занял ее родной Полоцк и, убив ее отца и братьев, женился на ней. Покорившись своей участи, Рогнеда все же лелеяла мечту о мести. Однажды она попыталась убить мужа, когда тот спал. Но Владимир проснулся. Летописец, записавший эту трагическую историю, передал и слова князя, обращенные к жене: «Оденься, как в день посяга!» Он приказал ей приготовиться к смерти и надеть ту одежду, которая была на ней в день свадьбы(«посяга»). Так эта древняя история донесла до нашего времени упоминание об обычае хоронить женщин в свадебном наряде.

По найденным в курганах материалам — костным остаткам и элементам костюма — можно попытаться восстановить внешний облик древних обитателей Подмосковья.

По скелетам и сохранившимся в некоторых погребениях остаткам волос можно определить, что это были крепкие люди среднего или даже высокого роста, с русыми волосами. А оригинальные работы М. М. Герасимова, установившего Закономерную связь между строением черепа и мягкими тканями лица, позволили получить даже скульптурные портреты иаших предков. Оказывается, не только общие пропорции головы, форму носа, но даже и очертания губ, век и иные черты лица можно восстановить но черепу.

Несколько реконструкций М. М. Герасимов сделал и по подмосковным материалам, в частности реконструкции голов мужчины и женщины. Оба скульптурных портрета сделаны по черепам, найденным в курганах. Женский — по черепу из кургана близ Звенигорода, мужской — из кургана у станции Одинцово. Чтобы еще лучше представить облик этих людей, нужно попытаться реконструировать и их одежду. Это можно сделать по имеющимся в летописях рисункам — миниатюрам, по украшениям и по тем немногим остаткам тканей и обуви, которые нашли археологи.
Изображение
Портрет молодой женщины из племени вятичей сделан М. М. Герасимовым по черепу, найденному в кургане близ Звенигорода.
Наиболее сложной и разнообразной частью женского туалета был головной убор. В одном из курганов найдены остатки шерстяной тесьмы с бахромой, которая повязывалась вокруг головы так, что бахрома спускалась ярусами по обе стороны лица. Иногда головной убор делали на плотном берестяном каркасе и покрывали сверху нарядной, шитой золотом материей. Находят в курганах и металлические венчики, которые надевали на лоб и придерживали ими волосы.

О прическе сказать что-либо определенное трудно, так как волосы почти не сохраняются. Вероятнее всего, волосы носили или распущенными (как изображено на миниатюре из древней летописи), или собирали сзади в пучок, как удалось однажды установить по сохранившимся остаткам прически. Обязательным дополнением головного убора были привески с семью лопастями, вплетавшиеся в волосы на висках. Гораздо реже носили серьги.

Платье шили из льняных, реже — шерстяных тканей, иногда окрашенных в красный цвет. Покрой их хорошо виден на миниатюре, изображающей игрища вятичей. Женщины одеты в длинные просторные подпоясанные рубахи. Рукава очень длинные — концы их спускаются ниже кистей рук. Чтобы рукава не сползали, сверху их прихватывали браслетами (отсюда отпечаток ткани на внутренней стороне браслета в Матвеевском кургане). У ворота, вероятно, был разрез, застегивающийся на пуговицу. Пуговицы могли быть деревянными, в этом случае они не сохраняются, но иногда в качестве пуговиц служили бусины или бронзовые бубенчики. Возможно, что рубахи вокруг ворота украшали вышивкой. В ней должны были сочетаться красный и белый цвета, так как, видимо, это сочетание было у вятичей излюбленным. Вспомните чередующиеся красные и белые бусы в ожерельях. Колорит не нарушается и металлическими украшениями, которые так часто носили вятические женщины. Металл был светлый, почти белый (серебро) или же красноватый (бронза). Так что общий вид костюма был весьма живописен.

Формы украшений отличались постоянством — все женщины в течение двух-трех столетий носили почти одинаковые височные привески с семью лопастями, красно-белые ожерелья из сердоликовых и хрустальных бус или круглых металлических привесок, решетчатые перстни, браслеты, свитые из проволоки или сделанные из бронзовой пластинки, шейные обручи — гривны. Разница между более богатыми и бедными была лишь в количестве вещей и в металле, из которого они сделаны. Все украшения выполнены с большим вкусом и изяществом, они кажутся красивыми и сейчас, от многих из них не отказались бы и современные модницы.

На ногах женщины носили вязаные чулки (остатки их сохранились в одном из курганов) и, видимо, лыковые лапти, реже кожаную обувь — низкие полусапожки на тонкой подошве.

Мужчины не носили украшений, поэтому данных об их одежде у нас меньше. На миниатюре летописи мужчины изображены в почти до колен рубахах с очень длинными рукавами и в штанах, заправленных в онучи. Мужская одежда делалась тоже из льняных и шерстяных материй. У ворота рубахи был разрез, застегивавшийся на одну или несколько пуговиц. Мужскую рубаху, как и женскую, подпоясывали. Сами пояса не сохранились, но в мужских погребениях часто находят металлические поясные пряжки или в виде разомкнутого кольца с язычком и загнутыми спирально концами, или же напоминающие по форме лиру. Иногда кожаные пояса были украшены литыми металлическими узорными бляшками. К поясу прикрепляли обычно плоское металлическое кольцо, к нему подвешивали различные мелкие предметы, которые могли понадобиться каждую минуту: огниво для высекания огня, железный нож и т. д.

На ногах мужчины носили, главным образом, лыковые лапти, изредка их подошвы укрепляли («подковыривали») кожаными ремнями. Редко встречаются в курганах остатки кожаной обуви — низких сапог на тонкой подошве.

Неизвестно, какого покроя были мужские шапки. Шили их, очевидно, из материи, зимние — из меха, то есть из таких материалов, которые не сохраняются долго. Иногда в курганах находят металлические предметы, которые были нашиты па такую шапку,— бубенчики, крестики.

Об одежде детей совсем мало известно. Детям редко насыпали отдельные курганы, гораздо чаще их хоронили в насыпи кургана кого-либо из родственников. Эти погребения находятся гораздо ближе к поверхности земли, и детские кости — тонкие и богатые органическими веществами — разрушаются гораздо быстрее, чем скелеты взрослых. Поэтому детских погребений найдено не так уж много.

Интересно, что у маленьких девочек украшения иные, чем у женщин. Детские височные привески имеют вид простых проволочных колечек, бусы обычно стеклянные. Видимо, до определенного возраста, скорее всего, пока девочка не становилась невестой (в те времена до 14—15 лет), она не имела права носить женские украшения.

Все описанные выше особенности украшений женщин относятся только к населению ближайших окрестностей Москвы и районов к югу от нее. В курганах, находящихся немного дальше к северу, например на левом берегу Клязьмы, находят украшения несколько иные, а значит и весь наряд у здешних женщин был совсем другой. У этих женщин на висках большие подвески из согнутой в кольцо проволоки, размерами и формой похожей на браслеты. И ожерелья уже не те. Нет привычного сочетания красных и белых каменных бус; ожерелья нанизаны из одинаковых стеклянных бусин, похожих на маленькие позолоченные или посеребренные бочонки. Такие же точно украшения находят в курганах под Смоленском, а возле Новгорода опять новый вид височных привесок — большие проволочные кольца с тремя или пятью ромбовидными расширениями.

В чем здесь дело? Еще в прошлом столетии ученые обратили внимание на то, что наборы женских украшений, встречающиеся в курганах, неодинаковы, причем курганы со сходными украшениями концентрируются на определенных территориях. Попробовали нанести на карту распространение разных видов украшений и сравнили ее с картой расселения славянских племен, составленной по «Повести временных лет». Обе карты совпали. Оказывается, для каждого славянского племенного объединения был характерен свой особый наряд, свой набор женских украшений.

Таким образом, летопись объяснила, что означают различия в наборе украшений, а археологические данные позволили уточнить летопись. Но материалам раскопок курганов удалось наметить границы между различными племенами гораздо точнее, чем это делает летописец. Было известно, например, что к северу и западу от Москвы жили кривичи. «...Кривичи... седять на верх Волги на верх Двины и на верх Днепра их же град есть Смоленск»,— писал летописец. Но где проходила граница между кривичами и вятичами, на территории которых находится Москва, точно не знали. Теперь, когда мы знаем, что кривические женщины носили височные подвески, похожие на браслеты, эту границу можно провести совершенно точно. С запада на восток она идет параллельно течению Москвы-реки до впадения в нее Истры, затем поворачивает к северо-западу и идет по водоразделу рек Истры и Клязьмы. В районе Поваровки граница поворачивает на северо-восток, а затем, обогнув верховья Клязьмы, круто на юго-восток и идет по водоразделу Клязьмы и Учи.

Вятичи и их северные соседи кривичи сыграли в истории Руси особую роль. Их потомки образовали впоследствии ядро великорусской народности.


Изображение
Вот где примерно проходила граница между селениями вятичей и кривичей.
КРЕСТЬЯНЕ И РЕМЕСЛЕННИКИ
Даже несколько подмосковных курганов кое о чем рассказали исследователям. А ведь раскопаны уже тысячи курганов, и с каждыми новыми раскопками собирается все больше и больше сведений о древних жителях Московского края, создается возможность восстановить в общих чертах их быт и занятия.

Найденные в курганах остатки пищи говорят о том, что основным занятием подмосковных вятичей XI—XIII вв. было земледелие. Скотоводство, охота и рыболовство лишь дополняли его. В горшках, поставленных в могилы, находят остатки каши, яичную скорлупу, в насыпях курганов попадаются кости животных, съеденных при тризне. Обычно это кости домашнего скота — коровы, овцы, свиньи, из домашних птиц — куры. Гораздо реже встречаются кости лошади и диких животных и птиц — зайца, тетерева.

Земледелием занимались вятичи и более древних времен, те, что оставили курганы с трупосожжениями. Но техника земледелия претерпела с тех пор значительные изменения. Обработка поля в лесной полосе была поначалу чрезвычайно трудоемким занятием. Приходилось вырубать участки леса, выкорчевывать пни, сжигать кустарники и травы. Очищенное пространство взрыхляли мотыгой. Такая работа была под силу лишь значительному коллективу людей, поэтому обработка земли велась сообща.

Впоследствии появились более прогрессивные сельскохозяйственные орудия, например, соха. Хотя она и была очень примитивной, делалась вначале из небольшого ствола ели со специально оставленными сучками, но уже позволяла использовать для обработки земли рабочий скот. Таким рабочим животным стала лошадь. Не случайно в поздних курганах исключительно редко попадаются конские кости. Лошадей перестали употреблять в пищу, берегли их для работы.

Обработка земли сохой, с помощью рабочего скота, требовала меньших затрат труда и была под силу отдельной семье. Поэтому хозяйство в этот период становится индивидуальным.

Уже в те времена в сельском хозяйстве существовало то строгое разделение труда между мужчинами и женщинами, которое сохранялось до недавнего времени. Мужчины пахали и сеяли, женщины убирали урожай. В женских курганах часто находят железные серпы, очень похожие по форме на современные. В мужских курганах серпов никогда не бывает.

Кроме обработки земли, каждая крестьянская семья должна была производить целый ряд необходимых в хозяйстве работ. Большую роль играла обработка дерева. Иногда в мужских погребениях находят небольшие железные топоры. Топор был необходимейшей принадлежностью крестьянского хозяйства с давних времен. Им вырубали лес под пашню, рубили бревна для домов и тесали их для выделки сельскохозяйственного инвентаря. Все плотничьи работы производились топором, пилы тогда для этого не употребляли. По замечанию Льва Толстого, крестьянин мог топором сделать все — и дом поставить, и ложку вырезать.

Встречаются в курганах и другие деревообделочные инструменты, например, скобели, служившие для обдирания коры, и тёсла для долбления колод или челнов.

В домашнем хозяйстве, видимо, также существовало разделение труда между мужчинами и женщинами. Если все деревообделочные и плотничьи работы были мужским делом, то все процессы, связанные с изготовлением одежды, были чисто женским занятием. Одежду шили из шерстяных тканей и льняного полотна. Шерсть настригали с овец. В некоторых женских погребениях иногда находят предназначенные для этого большие железные ножницы. Но и шерсть и льняное полотно нужно было еще спрясть. Этим также занимались женщины. В курганах встречаются небольшие каменные грузики от веретен, так называемые пряслица. Благодаря этим своеобразным маховичкам веретено вращалось ровнее. Потом уже из пряжи ткали материи естественной окраски или окрашивали их растительными красителями.

Кроме сведений о быте и хозяйстве подмосковных крестьян, материалы раскопок содержат данные и о других сторонах их жизни.

В XI—XII вв. землю вятичей, затерянную в глухих лесах, жители других областей считали малодоступной и опасной. Обычная дорога из Киева в древнейшие русские города междуречья Оки и Волги — Ростов и Суздаль — шла кружным путем через Смоленск и верховья Волги. Мало кто из киевлян отваживался проехать через опасные вятические леса. Недаром Владимир Мономах, совершивший такую поездку в Ростов, считал это чуть ли не подвигом. Образ жизни и обычаи вятичей казались киевлянам чуждыми, странными и опасными. В то время как в других частях Руси уже сложились феодальные княжества, вятичи продолжали сохранять черты старого племенного быта. Особый женский наряд сохранялся у них вплоть до XIV в., когда уже все племенные связи распались.

В XI—XII вв. вятичи переживали период, когда первобытнообщинный строй их жизни был серьезно нарушен, когда у общинников, недавно еще равных во всем, появились уже зачатки будущего классового общества. Из описания отдельных курганов ясно, что не все члены общины (верви) были одинаково богаты. Иначе почему бы в одних курганах в большом количестве были богатые украшения, а в других —всего несколько простейших, в одних — парча, в других — холст. Да и сами насыпи курганов говорят об имущественном неравенстве погребенных под ними людей. Не случайно над останками богатой женщины в Чертанове насыпали курган, почти вдвое превышающий обычные размеры, для чего потребовалось гораздо больше усилий, чем для погребения рядового члена общины. Но все же погребенные в подмосковных курганах люди были крестьянами, хотя и у них уже далеко зашло имущественное расслоение.

В других русских землях — Киевской, Черниговской, Смоленской, даже Суздальской — известны и курганы местной знати —князей и их дружинников, относящиеся к X—XI вв. В то время покойников еще сжигали. Но в этих курганах находят остатки драгоценных тканей, оружия, различных предметов роскоши и, что самое главное, следы погребения рабов. Арабский путешественник Ибн Фадлан, побывавший в X в. в городе Болгаре на Волге, очень красочно описал погребение умершего в этом городе знатного приезжего славянина, которое он видел собственными глазами.

Была ли такая же знать у вятичей? Ведь под Москвой не найдено пока ни одного подобного кургана. И все же можно утверждать, что у вятичей на столетие позже, чем у других славянских племен, происходил тот же процесс выделения местной знати.

В XI—XII вв. уже нигде на Руси не было обычая погребать знатных людей под курганами. Их хоронили по православному церковному обряду. Поэтому в земле вятичей и не находят роскошных погребений князей и бояр. Однако письменные источники позволяют установить, что свои князья и бояре у вятичей были. Киевский князь Владимир Мономах в своем «Поучении детям» среди подвигов, которые он совершил в течение жизни, упоминает и два похода в землю вятичей — «и на Ходоту и на сына его». Кто такие этот Ходота и его сын? Видимо, Ходота был вождем вятичей в войне против киевского великого князя, а позднее, когда Мономах снова пошел на их землю, таким вождем был уже его сын. Из Этого можно заключить, что у вятичей власть вождя переходила уже по наследству от отца к сыну, а это говорит о формировании местной знати и образовании классового общества. Поскольку нам известно, что повсюду на Руси в ту пору знать была феодальной, землевладельческой, есть все основания думать, что у вятичей складывались феодальные отношения, что их знать составляли феодалы-землевладельцы.
Социальное расслоение у вятичей шло не только по линии выделения землевладельческой знати. Часть крестьян-земле-дельцев превратилась в ремесленников различных специальностей. Они продолжали жить в селах, но (частично или совсем) перестали заниматься сельским хозяйством и добывали средства к существованию продажей своих изделий. К таким ремесленникам в первую очередь относятся гончары

Процесс развития гончарного дела и выделение его в особое ремесло очень хорошо проследить по изделиям, которые находят в курганах. Горшки из самых ранних курганов слеплены от руки, имеют неправильную форму, обожжены в простой печи при невысокой температуре, поэтому стенки их хрупкие, недостаточно обожженные. Более поздние горшки сделаны на ручном гончарном круге, что позволяло их формовать гораздо быстрее и лучше. Обжигали эти горшки уже в специальных печах — горнах. Стенки их гораздо прочнее, лучше обожжены.

Сырье для гончарного дела — глина — имеется всюду. Для приготовления посуды глину тщательно месили ногами и смешивали с песком, толчеными черепками посуды и т. д., чтобы горшки не лопнули при обжиге. Приготовив глиняное тесто, мастер формовал из него сосуды на гончарном круге.

Устройство ручного гончарного круга подробно описывают этнографы, заставшие расцвет этого ремесла еще в XIX в. Круг состоит из низкой скамейки или деревянной колоды, с закрепленной на ней вертикальной осью, на которой свободно вращается горизонтальный круг. На нем и формовался горшок из жгутов глины, которые налепляли друг на друга по спирали. Следы этих глиняных валиков иногда заметны и в готовых горшках. Гончар левой рукой вращал круг, а правой формовал горшок, используя инерцию вращения круга. Чтобы изделие не прилипало, под него насыпали слой песка. Следы песка очень хорошо видны на днищах горшков. Иногда мастер-гончар ставил на днище посуды свое клеймо. Для этого на подставке круга, на которой формовалось дно сосуда, вырезали знак мастера — круг, крест, ключ и т. д. Этот знак отпечатывался на днище горшка.

Кроме гончаров, в этот период выделились и другие ремесленники. Это так называемые кричники, добывавшие железо из болотной руды, и кузнецы, изготовлявшие железные топоры, скобели, тёсла, серпы, ножи, кресала и т. п.

Но не только кузнецы занимались обработкой металлов. В русских деревнях того времени получила широкое распространение еще одна ремесленная специальность, которую сейчас называют ювелирным делом. Деревенские ювелиры приготовляли из меди, серебра и различных сплавов те многочисленные нехитрые украшения, которые так любили вятические женщины. По ним можно восстановить технику ювелирного дела, которая была довольно разнообразной. Некоторые из украшений (гривны, браслеты) свивали из кусков бронзовой тянутой проволоки, другие (браслеты, перстни) изготовляли из кованых пластинок, на которые различными чеканами наносили узоры, третьи (подвески, некоторые перстни, пряжки) отливали в формах. Такие формы из мягкого камня были найдены в курганах у села Митяево под Москвой, где был погребен ремесленник. Иногда употребляли глиняные формы, изготовленные обычно оттиском в глине готового изделия. Известна была и более сложная техника литья — по восковой модели. Восковую модель украшения с нанесенными на нее всеми деталями узора заливали жидкой глиной. Когда глина высыхала, воск выплавляли. Освободившееся пространство заливали металлом, который во всех деталях повторял восковую модель.

В каменных и глиняных формах можно было отлить множество совершенно одинаковых предметов. Исследователи обратили внимание на это обстоятельство и сумели выделить ряд предметов, найденных в разных местах, но вышедших из одной литейной формы и, следовательно, из рук одного мастера. Б. А. Рыбакову удалось таким способом установить районы распространения вещей, сделанных в одной мастерской, т. е. рынок сбыта деревенского ремесленника. Оказалось, что в Подмосковье работало большое количество деревенских ювелиров, каждый из которых обслуживал несколько поселений в радиусе 15—20 км.

Изображение
Эти горшки сделал деревенский гончар лет 800 назад.

ПЕРВЫЕ ГОРОДА
В XI—XII вв. крестьянское население пользовалось изделиями не только деревенских мастеров. В это время целый ряд поселений благодаря развитию ремесел и торговли превращается в ремесленно-торговые центры — возникают города, обслуживавшие своей продукцией и окрестное сельское население.

В XII в. летописи упоминают уже до двух десятков городов, находившихся на земле вятичей, в том числе Коломну, Трубеч, Воротынск, Масальск, прославившийся впоследствии героическим сопротивлением татарам Козельск, Рязань и др. В это время (в первой половине XII в.) среди князей Киевской Руси разгорелась борьба за Киевский великокняжеский стол. Между собой боролись в основном две группы князей — потомки Владимира Мономаха (из которых наиболее известны его сын Мстислав и внук Изяслав) и потомки черниговского князя Олега. Летопись подробно рассказывает о войнах между князьями, о походах и сражениях. Из этих-то рассказов узнаем, что перечисленные выше города находились на земле вятичей, куда княжеские войска прежде редко заходили. Исследователи вполне справедливо полагают, что города эти существовали несколько раньше, чем были упомянуты на страницах летописи в связи с феодальными войнами.

В XI—XII вв. таким городом стала Москва. Оживленные торговые связи сельского населения с Москвой можно проследить и по археологическим материалам. В подмосковных курганах, особенно в тех, которые расположены близко к городу и на современной его территории, часто находят вещи, сделанные городскими мастерами,— височные подвески с орнаментом, повторяющим затейливые очертания заглавных букв рукописных книг; браслеты, украшенные сложным чеканным орнаментом; предметы христианского культа — крестики и образки. В курганах иногда попадаются даже стеклянные браслеты — украшение, очень распространенное в древнерусских городах, но совсем не характерное для деревни.

В городе крестьяне покупали также вещи, привезенные из других мест,— шиферные пряслица с Волыни, ажурные серебряные серьги с Киевщины или Черниговщины, златотканую парчу, из которой делали нарядные головные уборы. Товары из городов распространялись значительно шире, чем изделия деревенских ремесленников (по крайней мере, на 50—60 км вокруг).

Городская торговля, конечно, немало способствовала исчезновению остатков обособленности племени. Правда, некоторые черты старого племенного быта проявлялись и тогда, когда территория, на которой жили вятичи, прочно вошла в состав Русского государства.



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Славяне.
СообщениеДобавлено: 21 апр 2015, 03:44 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 12 ноя 2012, 20:59
Сообщений: 185
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Славяне.
СообщениеДобавлено: 13 окт 2015, 00:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 окт 2015, 22:32
Сообщений: 17
Откуда: Москва
Окунулся в тот мир,спасибо тому кто нашёл данные=)Не представляю сколько сейчас будут стоить такие вещи которые тут элюстрированны.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Славяне.
СообщениеДобавлено: 22 авг 2016, 23:33 
Не в сети

Зарегистрирован: 22 авг 2016, 23:17
Сообщений: 24
Новый сайт Москвы! https://www.bestchange.ru/?p=57963


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC - 12 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
. cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Игорь Иванов