{форум}
МОСКВА ФОРУМ
Текущее время: 23 сен 2020, 01:37

Часовой пояс: UTC - 12 часов


Высота и ширина HTML таблицы, пример
Политика
$('#s1').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });
Экономика
$('#s2').cycle({fx: 'scrollDown',
sync: 0, delay: -2000});
Новости Москвы
$('#s3').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });

Правила форума


При копировании материалов форума активная ссылка обязательна.Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах
(в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 72-ФЗ)



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Как началась война.
СообщениеДобавлено: 21 июн 2017, 21:49 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2711
В 2002 году в "исправленном и дополненном по рукописи автора" издании мемуаров маршала Георгия Жукова "Воспоминания и размышления" появилась весьма сомнительная, с точки зрения элементарных знаний об истории советской разведки, фраза. "Сейчас бытуют разные версии по поводу того, знали мы или нет конкретную дату начала и план войны, — писал Маршал Победы. — Генеральному штабу о дне нападения немецких войск стало известно от перебежчика лишь 21 июня, о чём нами тотчас же было доложено И.В. Сталину. Он тут же дал согласие на приведение войск в боевую готовность". Но затем Георгий ¡Константинович, видимо, чтобы не выглядеть человеком, мягко говоря, наивным, добавляет:Видимо, он и ранее получал такие важные сведения по другим каналам..."Смеем заверить: о приближении войны советский вождь действительно знал... Но выжидал... И ради справедливости отметим, что разведка не всегда "докладывала точно"...

В своей программной книге "Mein Kampf", написанной в 1920-е годы и к моменту захвата власти нацистами в 1933 году изданной тиражом почти в пять с половиной миллионов экземпляров, её автор, Адольф Гитлер, писал: "Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обращаем свой взор в первую очередь к России"...

Почти через десять месяцев после начала Второй мировой, 22 июня 1940 года, в день, когда к вящей радости Адольфа Гитлера пала ненавистная Франция, начальник Генерального штаба сухопутных войск Третьего рейха генерал Франц Гальдер получил запечатанный сургучом пакет.В депеше, подписанной лично "фюрером германской нации" и главнокомандующим сухопутными войсками Вальтером фон Браухичем, приказывалось: приступить к разработке стратегического плана войны с СССР.

А через шесть дней Гитлер в разговоре с начальником Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) Вильгельмом Кейтелем, между прочим, поначалу выступавшим против "похода на Восток", высокомерно заявил, что "война против России после победы над Францией будет для нашего вермахта вроде детской игры"... Между тем в ОКВ к "военным игрищам" приступило несколько групп военных специалистов, штабных аналитиков и германских военачальников. Над первым планом ведения войны с Советским Союзом ("План Фриц") трудилась группа военных во главе с генералом Эрихом Марксом. Вторую группу ("Этюд Лоссберга"} возглавляли генералы Альфред Иодль (в свое время он выступал за союз с СССР против "британского Льва") и Вальтер Варлимонт.

Ознакомившись с результатами работы своих генералов, фюрер решительно отверг вариант Маркса как "слишком нерешительный". Но приказал доработать "Этюд" с учётом ведения "молниеносной войны". Координатором нового проекта, выражаясь современным языком, был назначен генерал Фридрих фон Паулюс, в будущем, после сдачи в плен под Сталинградом, лектор Генштаба Красной Армии...

Таким образом, окончательный план войны, названный в честь императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы, получил своё завершение в директиве ОКВ №21 и Директиве по стратегическому сосредоточению и развёртыванию войск. Блицкриг, исповедуемый "Барбароссой", предусматривал "расколоть фронт главных сил советских армий, сосредоточенных в западной части СССР, быстрыми и глубокими ударами мощных подвижных группировок севернее и южнее Припятских болот и, используя этот прорыв, уничтожить разобщённые группировки вражеских войск". В дальнейшем следовало взять Москву, Ленинград, Донецкий угольный бассейн и выйти на рубеж Астрахань—Архангельск...

По свидетельству Кейтеля, Гитлер, подчёркивая особый характер войны с "русским колоссом на глиняных ногах", решительно заявлял о "брутальных" методах ведения военных действий против "коммунистов": "...предстоит решающая битва между двумя идеологиями и что практика, к которой мы как солдаты привыкли... должна определяться по совершенно иным стандартам".

Параллельно в "большую игру" вступила германская армейская и политическая разведка. Её глава, Вальтер Шелленберг, в своих послевоенных мемуарах писал: "Много усилий потребовала маскировка нашего выступления против России... Необходимо было перекрыть информационные каналы противника; мы пользовались ими только для того, чтобы передавать дезинформирующие сведения, например о переброске войск и грузов на запад для подготовки возобновления операции "Морской лев" (высадка немцев в Британии. ). Насколько Советы верили в эту дезинформацию, можно судить по тому, что ещё 21 июня русские пехотные батальоны, стоявшие в Брест -Литовской цитадели, занимались строевой подготовкой под музыку".

Третьего февраля 1941-го Адольф Гитлер окончательно утвердил план войны с Советским Союзом. Дата выступления намечалась на 15 мая. Затем сроки, в силу различных причин, отодвигались. И наконец было решено, что сигнал "Дортмунд", в день "X", немецкие генералы получат 22 июня 1941 года...

ПОШЛИТЕ ВАШ ИСТОЧНИК

Между тем предстоящая военная гроза явно озонировала воздух. Понимая, что, как говорится, шила в мешке не утаишь, пропагандистское ведомство доктора Йозефа Геббельса, наряду с разведкой рейха, включилось в дезинформационную кампанию. В газетах "нейтралов", как писали, "в результате утечки информации из высших эшелонов власти Берлина", стали появляться "сенсационные" материалы о готовности гитлеровской Германии к войне против "северных варваров", СССР. При этом в каждом случае назывались разные "точные" даты. Естественно, что советские дипломаты и разведчики, действовавшие с легальных и нелегальных позиций, вынуждены были передавать эти печатные сообщения в Центр.

Едва ли не первое внятное "штормовое предупреждение" по линии нелегальной разведки пришло из Берлина от агента "Альта", Ильзе Штёбе, 29 декабря 1940 года.Она сообщала, что "война будет объявлена в марте 1941 года". А уже в феврале "рокового 1941-го" "Альта" передавала, что "предполагаемая дата действий — 20 мая".

5 марта Рихард Зорге ("Рамзай") озабоченно сообщил в шифрограмме из Токио, что война Германии против России начнётся во второй половине июня. 22 апреля Шандор Радо, чья резидентура "Дора" действовала в Швейцарии, радировал: "Берлинские правительственные круги называют 15 июня как дату похода на Украину". 21 мая Рамзай вновь предупреждает Москву о предстоящей гитлеровской агрессии. А в его радиограмме от 30 мая повторно утверждалось: "Берлин информирует своего посла в Японии Отта, что немецкое наступление против СССР начнётся во второй половине июня".

В июне тревожные сообщения от советских разведчиков напоминают грозный "девятый вал". 11 числа резидент разведки НКГБ в Финляндии Е. Синицын в срочном донесении сообщал: "Война начнётся 22 июня". На следующий день резидент Разведуправления Генштаба в Берлине генерал-майор В. Тупиков передаёт в Москву данные, полученные через "Альту", о дате вероятного нападения на СССР — 15—20 июня.
Изображение
После этого Г. Жуков и С. Тимошенко решились сообщить Сталину сведения, почерпнутые военной разведкой, о явном "численном перевесе" немцев в западных приграничных округах. Но вождь, как, впрочем, и фюрер, спецслужбам не особо доверял. "Не во всём можно верить разведке", — попыхивая трубкой, заявил он ошеломлённым военным... Через несколько дней, 14 июня, вышло заявление ТАСС, в котором "слухи о готовящемся нападении Германии" были объявлены провокацией... А разведчики продолжали забрасывать своё руководство предупреждениями. 16 июня генерал-майор Тупиков передал в Москву очередную информацию от "Альты": по данным из информированных кругов штаба Верховного главнокомандования, здесь упорно циркулируются слухи о выступлении против России 22— 25 июня. В тот же день берлинский агент "Старшина" (Харро Шульце-Бойзен) сигнализировал: "Все военные мероприятия по подготовке вооружённого выступления против СССР закончены, и удар можно ожидать в любое время".

На этом документе советский лидер ставит уникальную по своей безответственности резолюцию: "Тов. Меркулову. Можете послать ваш "источник" из штаба германской авиации к е... матери. Это не "источник", а дезинформатор. И. Сталин"...

На протяжении месяца "сигналы бедствия" поступали и от источников в разведорганах Британии, правительств в экзиле — Чехословакии и Польши...

18 июня сотрудница берлинской резидентуры НКГБ СССР Е. Зарубина на встрече с сотрудником германского МИДа агентом "Вальтером" получила информацию о том, что через три дня Германия нападёт на СССР. 19 июня от агента "Брайтенбаха", сотрудника гестапо Вилли Лемана, поступило донесение, что его ведомство получило приказ военного командования: 22 июня после 3 часов утра начать военные действия против Советского Союза...

Уже в самый канун гитлеровского нашествия точные даты вторжения вермахта на территорию СССР были получены от резидента военной разведки и военного атташе во Франции генерал-майора И.Суслопарова, оперативного сотрудника внешней разведки в Варшаве П. Гудимовича и агента военной разведки в германском посольстве в Москве Герхарда Кегеля. И в тот же день глава карающего ведомства Л. Берия передаёт Сталину докладную записку следующего содержания: "В последнее время многие работники поддаются на наглые провокации и сеют панику. Предлагаю секретных сотрудников за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль как пособников международных провокаторов, желающих поссорить нас с Германией"...

Суммируя приведённые данные, отметим: из рассекреченных документов стало известно, что до конца первой декады июня 1941 года шифровки, содержащие указания на довольно точные даты нападения, поступали как от источников военной, так и политической разведки. Приблизительно 22 сообщения пришло из резидентур Разведупра Генштаба РККА, два — из Разведуправления Главного морского штаба ВМФ и 45 — от разведчиков и агентов 1-го управления НКВД-НКГБ СССР..

НА ГРАНИЦЕ ТУЧИ ХОДЯТ ХМУРО

Мало кто знает, что наряду со стратегической разведкой сведениями о точной дате начала войны располагала разведка тактическая—пограничных войск.

14 июня бойцы 19-й заставы 5-й комендатуры 87-го Ломжинского пограничного отряда Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР задержали двух диверсантов. На допросах те сообщили, что точная дата гитлеровской агрессии—22 июня. Через четыре дня пограничниками той же заставы были арестованы ещё восемь лазутчиков, которые также подтвердили показания своих "коллег".

На следующий день, 19 июня, пограничники всё того же 87-го погранотряда вновь задержали группу диверсантов. И снова те назвали роковое число — 22...

21 июня закордонный агент (предположительно — польский гражданин Баджинский) Белостокского УНКГБ БССР, возвратившись из-за кордона, назвал день нападения Германии на Советский Союз. И снова прозвучало: "22 июня".

Что подтвердил ещё один непоименованный агент Белостокского УНКГБ."Немецкая военная разведка абвер эффективно действовала в приграничной и прифронтовой полосе, где развернулись в начале войны неудачные для нас сражения,—вспоминал советский суперразведчик Павел Судоплатов. — Под видом дезертиров из германской армии к нам в пограничные районы почти беспрепятственно забрасывалась немецкая агентура. Чуть ли не косяком она шла в Западную Белоруссию и Западную Украину. "Дезертиры" выдавали себя за австрийцев, призванных на немецкую военную службу после аншлюса Австрии. Этот маневр абвера, который вёл свои операции в Румынии, Польше и Болгарии, нам удалось вовремя разгадать".

Всего же в первую декаду июня бойцы погранзастав задержали 108 немецких шпионов и диверсантов, а в оставшиеся до начала войны дни их число выросло в два раза...

По мере приближения военных действий гитлеровцы, не встречая достойного отпора, просто обнаглели. Их самолёты, например, проводя фотоаэроразведку, беспрепятственно летали над территорией западных областей Советского Союза...

20 июня на песчаном берегу Буга, между пограничными знаками 300 и 301, солдаты вермахта начертили буквы "СССР", а затем стали грозить оружием нашим пограничникам. А на следующий день произошёл и вовсе беспрецедентный случай. На бугской границе в Кодене гитлеровцы, охранявшие мост, подозвали якобы по важному делу бойцов советского караула. И когда те приблизились, немецкие камрады их застрелили...

В июне 1941-го нарушителями границы с "благими намерениями" стали и перебежчики из числа гражданских лиц и военнослужащих вермахта и союзных Германии стран. Забегая наперёд, скажем, что солдат и офицеров венгерской армии, перешедших советскую границу, насчитывалось 98 человек. Немного меньше — румын (о скором нападении Германии на СССР сообщали перебежчики, доставленные к командованию Дунайской военной флотилии). Немцев, как говорят архивные материалы, было не менее двадцати четырёх...

В середине июня советскую границу в пределах одной из республик Прибалтики "нарушил" солдат дислоцирующегося в Эйдткунене 405-го пехотного полка вермахта. На допросе он показал, что инспектирующий их часть генерал фон Ленгвиц объявил личному составу о готовности к боевым действиям их части в ближайшие дни.

18 июня на участке 98-го Любомльского погранотряда Управления погранвойск НКВД Украинской ССР границу перешёл фельдфебель германской армии. Из своей части он бежал из-за того, что "по пьянке съездил офицера по роже" и ему грозил расстрел.

Теперь фельдфебель, нервно теребя пилотку, рассказывал командиру 15-го стрелкового корпуса И. Федюнинскому: "В 4 часа утра 22 июня наши (то есть гитлеровские.) войска перейдут в наступление на всём протяжении советско-германской границы". Командующий 5-й армией генерал-майор М. Потапов, которому доложили о сведениях, почерпнутых из допроса пьяницы-перебежчика, равнодушно заявил: "Напрасно бьёте тревогу". Но после некоторых размышлений отдал приказ передвинуть поближе к границе два полка и отозвать с полигонов артиллерийские полки...

В субботу 21-го Сталину дважды докладывали о немецких перебежчиках-дезертирах, которые, переплыв пограничный Буг, сообщили, что вторжение вермахта на территорию СССР намечено на четыре часа утра. Советский вождь, раздосадованный уже явным вероломством Гитлера, риторически вопрошал у Тимошенко, Жукова и Будённого: "А может, они послали дезертиров, чтобы спровоцировать нас?" И после горьких сомнений и раздумий распорядился отправить в округа осторожный приказ...

Уже после начала войны в сводке Совинформбюро от 26 июня 1941 года сообщалось: "Немецкий солдат Альфред Лисков, не пожелавший воевать против советского народа, перешёл на нашу сторону". Это именно о нём писал Жуков в своих мемуарах, рассказывая о "перебежчике 21 июня".
Изображение
На самом деле, как свидетельствуют архивные документы УНКГБ по Львовской области, Лисков был задержан 21 июня в 21.00 на участке Сокальской комендатуры: "Перешедший границу в районе Сокаля немецкий ефрейтор показал следующее: фамилия его Лисков Альфред Германович (так в документе), 30 лет, рабочий, столяр мебельной фабрики в г. Кольберг (Бавария), где оставил жену, ребёнка, мать и отца. Ефрейтор служил в 221-м (по другим данным, в 222-м) сапёрном полку 15-й дивизии. Полк расположен в селе Целенже, что в 5 км севернее Сокаля. В армию призван из запаса в 1939 г. Считает себя коммунистом, является членом Союза красных фронтовиков... Перед вечером его командир роты лейтенант Шульц заявил, что сегодня ночью после артиллерийской подготовки их часть начнёт переход Буга на плотах,лодках и понтонах. Как сторонник советской власти, узнав об этом, решил бежать к нам и сообщить".

По некоторым сведениям, очередного "гонца" хотели расстрелять "за дезинформацию", но выполнить приказ не успели. Началась война... Но всё же "длинные руки" НКВД дотянулись до Альфреда Лискова. Во время войны он, участвуя в антифашистских пропагандистских мероприятиях, вошёл в жёсткий клинч с руководством Коминтерна. За что и поплатился жестоко: в январе 1942-го Лискова расстреляли... Как писал начальник отдела Главного политического управления Красной Армии Михаил Бурцев, "впоследствии А. Лисков погиб, оставаясь до последнего дыхания верным идеям борьбы с фашизмом"...

Ещё одним растиражированным немцем-героем стал Вильгельм Шульц. "Рано утром 22 июня в воинских частях немецко-фашистской армии, стянутых к границам СССР, был зачитан приказ Гитлера о начале войны с СССР, — писал историк Фёдор Волков. — Немедленно после этого унтер-офицер Вильгельм Шульц, коммунист из Эйзенаха, бросился вплавь через Буг к советским пограничникам. Гитлеровцы открыли огонь. Хотя Шульц был смертельно ранен, он успел выбраться на советский берег. "Друзья, — сказал он советским пограничникам, — я — коммунист. Сейчас начнётся война. На вас нападут, будьте бдительны, товарищи!". Шульц выполнил свой долг коммуниста-интернационалиста. За полчаса до нападения фашистской Германии на СССР он скончался”.

Не так часто в исторической литературе упоминаются немецкие коммунисты-перебежчики Ганс Циппель и Макс Эммендерфер, которые также в канун начала боевых действий сбежали в расположение частей Красной Армии.

Ефрейтор Франц Гольд, немец из Судет, рассказывал, что его отец, мясник по профессии и коммунист по убеждению, наказал сыну помогать Красной Армии. О чём и сообщала выпущенная листовка под бесхитростным названием "Спросите повара Франца Гольда".

Упоминаемый нами М. Бурцев сообщает о первом офицере, сдавшемся в плен, лейтенанте Эрнсте Келере и лётчике Люфтваффе обер-лейтенанте Эбергарде Каризиусе...

ЛЕГЕНДА О БОМБЕРАХ

В советской исторической литературе о войне 1941-45 гг. говорилось, что "о грозящей СССР опасности предупредили советские органы члены экипажа самолёта Ю-88 Герман, Кратц, Шмидт и Аппель, посадившие свою машину на аэродроме в Киеве за несколько часов до начала войны".

Цитированный нами Михаил Бурцев писал о том событии несколько иначе: "Помнится — это уже было в районе Киева, — к нам перелетел и приземлился немецкий бомбардировщик Ю-88. Его экипаж согласился выступить в агитпередаче, заявив "решительный протест против преступного восточного похода Гитлера". Заявление экипажа было также издано специальной листовкой"...

Уже в наше время историк Дмитрий Хазанов в книге "Битва за небо. 1941. От Днепра до Финского залива" сообщает: "Наиболее серьёзные испытания ожидали воинов-киевлян 25 июня, когда разведчики и бомбардировщики с утра до вечера появлялись в киевском небе. Несколько мощных ударов тогда последовало по объектам города, а также близлежащим аэродромам: Гостомель, Бровары, Борисполь. В вечернем отчёте штаба Киевского района ПВО говорилось: "С 6.45 до 10.20 противник бомбил г. Киев и прилегающие аэродромы. Участвовали в налётах самолёты Хе-111 и Ю-88, проникавшие к городу на высотах от 2000 м до бреющего... 9 бомбардировщиков с высоты 100 м бомбили аэропорт Бровары; сгорело 9 самолётов. 3 самолёта бомбардировали аэродром Гостомель; разбит один СБ. Борисполь атакован 11 самолётами; потерь нет... Атаками наших истребителей уничтожено три Ю-88..."

В том бою, как пишет немецкий историк 3. Радтке, "серьёзные повреждения получил Ю-88 из 4-го отряда, которым управлял унтер-офицер Герман. В результате обстрела лётчик совершил вынужденную посадку севернее Киева, и с тех пор о его судьбе ничего не было известно. С другого "юнкерса" видели, как авиаторы благополучно выбрались из повреждённой машины, но они ничем не могли помочь своим товарищам..."

Вот тогда-то вынужденную посадку "юнкерса" и использовала с пользой для себя наша пропаганда. Через два дня Совинформбюро сообщило: "25 июня вблизи Киева приземлились на пикирующем бомбардировщике "юнкерс-88" четыре немецких лётчика: унтер-офицер Ганс Герман, уроженец города Бреславль в Средней Силезии; лётчик-наблюдатель Ганс Кратц, уроженец Франкфурта-на-Майне; старший ефрейтор Адольф Аппель, уроженец города Брно в Моравии, и радист Вильгельм Шмидт, уроженец города Регенсбурга. Все они составляли экипаж, входивший во вторую группу 54-й эскадры. Не желая воевать против советского народа, лётчики предварительно сбросили бомбы в Днепр, а затем приземлились неподалёку от города, где и сдались местным крестьянам (села Глебовка Киевской области)..."

Сталин окончательно понял, что война — уже свершившийся факт только после того, как гитлеровская военная машина обрушилась на СССР в 3 часа 30 минут ночи 22 июня 1941 года по берлинскому времени. В 4.30 по московскому...
Изображение



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC - 12 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
.
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Игорь Иванов