{Москва форум}
МОСКВА ФОРУМ
Текущее время: 24 сен 2017, 23:32

Часовой пояс: UTC - 12 часов


Высота и ширина HTML таблицы, пример
Политика
$('#s1').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });
Экономика
$('#s2').cycle({fx: 'scrollDown',
sync: 0, delay: -2000});
Новости Москвы
$('#s3').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });

Правила форума


При копировании материалов форума активная ссылка обязательна.Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах
(в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 72-ФЗ)



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Золото генерала Эрвина Роммеля.
СообщениеДобавлено: 10 июн 2014, 08:20 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2627
Тайна "золота Роммеля" не раскрыта до сих пор.

В июле 2007 года известный британский телевизионный сценарист, один из авторов популярного телесериала "Убийства в Мидсомере" (у нас он известен под названием "Чисто английские убийства") Терри Ходжкинсон дал сенсационное интервью лондонской Daily Telegraph. Поведав заинтригованному репортеру о том, что последние полтора десятка лет он занимается поисками легендарного "золота Роммеля", Ходжкинсон заявил: сокровища германского генерал-фельдмаршала покоятся на дне моря на расстоянии чуть менее морской мили от города Бастия, расположенного на северо-восточной оконечности французского острова Корсика.

"В местоположении клада мы уверены,—откровенничал исследователь, — но чтобы его поднять, потребуется самая современная техника, поскольку сейфы, которые когда-то были сварены между собой, наверняка лежат теперь отдельно и ушли глубоко в песок".

С тех пор прошло семь лет, однако клад Лиса пустыни так и не был найден.

По крайней мере, газеты об этом не сообщали...

ГЕНИЙ ТАНКОВОГО БОЯ

В то время, когда гитлеровские армии буквально парадным маршем, чеканя прусский "гусиный шаг", шествовали по площадям столиц европейских стран, союзник Германии и Японии по Оси Берлин-Рим-Токио Бенито Муссолини впал в отчаянье. Дело в том, что в первых числах февраля 1941-го многочисленная, однако лишенная должной выучки итальянская армия под командованием бездарного "паркетного" генерала Родольфо Грациани оказалась, мягко говоря, в весьма затруднительном положении. Переоценив собственные силы, в сентябре 1940 года "макаронники" атаковали из подконтрольной им Ливии находившийся под британским протекторатом Египет, но в ходе боев потерпели жесточайшее поражение. Британские моторизованные части, отрезав итальянцев от главных коммуникаций, окружили их и заставили капитулировать у Бедафомма. И вот теперь дуче принялся умолять немецкого сюзерена об экстренной помощи.

Взбешенный Гитлер высказал Муссолини все, что он думает об Италии, ее военных и лично об итальянском диктаторе, но помощь предоставил. Фюрер хорошо осознавал: Северная Африка—это кратчайший путь к нефтеносным районам Ближнего Востока, а также возможность контролировать стратегически важную водную артерию, коей являлся Суэцкий канал.

В результате, 12 февраля 1941 года немногочисленный экспедиционный Африканский корпус генерала Эрвина Роммеля, который в качестве командира 7-й танковой дивизии сыграл едва ли не решающую роль в разгроме Франции, высадился в Триполи, и с ходу вступил в бой с превосходящими силами англосаксов. Появление столь успешного немецкого стратега, исповедовавшего наступательную доктрину при ведении военных операций, вызвало у британцев легкое состояние грогги. Ведь даже сам британский премьер Уинстон Черчилль, выступая в Палате Общин, признал полководческий талант Роммеля: "Мы имеем перед собой весьма опытного и храброго противника и, должен признаться, несмотря на эту опустошительную войну, — великого полководца". И поначалу удача во всем сопутствовала Лису пустыни, как именовали Роммеля в западной прессе, но затем танковый корпус стал, образно говоря, все чаще пробуксовывать в песках Сахары: у германского "гения войны" явно не хватало резерва.

3 октября 1942 года 8-я британская армия генерала Монтгомери перешла в наступление при Эль-Аламейне, и в ходе упорных боев, прорвав немецкий фронт, стала теснить Африканский корпус к тунисским границам. Спустя месяц, развивая успех, объединенные силы англичан и американцев высадились в Алжире и Марокко. Судьба Африканского корпуса была предрешена... Вскоре Гитлер решил отозвать своего любимца из Северной Африки. 6 марта 1943 года Эрвин Роммель с трапа самолета обратился к офицерам своего штаба с прочувственной речью, лейтмотивом которой стало: "Я вернусь...". Но слова генерал-фельдмаршал не сдержал. И не по своей вине. Через два месяца германо-итальянские части, насчитывающие 200 тысяч человек, попали в окружение и сдались частям генерала Монтгомери...

Тогда, весной 1943-го, одновременно с Лисом пустыни Африканский континент без лишней помпы покинул и некий оберштурм-банфюрерСС Эрвин Шмидт...

АЙНЗАЦГРУППА АФРИКА

Полутора годами раннее, когда танки Роммеля, победно утюжа пески Северной Африки, громили на своем пути части противника, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер вызвал в свой кабинет, расположенный в здании Главного управления имперской безопасности по Принц-Альбертштрассе, 8 в Берлине на конфиденциальный разговор группенфюрера Рейнхарда Гейдриха.

Во время беседы, поблескивая круглыми очками, сквозь которые на подчиненного пристально глядели сузившиеся в хитроватом прищуре глаза, хозяин кабинета как бы невзначай поинтересовался:

— Как там наш Лис?

— Все идет, как по накатанному, — улыбаясь, подыграл всесильному рейхсфюреру Гейдрих.

— Отлично, отлично, — пробормотал Гиммлер, и внезапно проявив легкость в движениях, вскочил и стал возбужденно мерить шагами свой обширный кабинет. — Вы же знаете, мой дорогой камрад, какие ценности хранятся у арабов... Я беспокоюсь, что эти двое, пройдоха Розенберг и жирный боров Геринг, могут наложить свои лапы на сокровища. Да и фюрер, — "верный Генрих" поднял глаза на громадный портрет Гитлера, — не упустит возможности пополнить свою коллекцию для Линца... Мы с вами люди интеллигентные, хотя я и не очень люблю это слово, и потому не должны упустить шанс...
Рейнхард Гейдрих, сын директора консерватории, с полуслова понял Генриха Гиммлера, отпрыска директора гимназии:

— Вы правы, рейхсфюрер, там очень много интересного...

Гиммлер удовлетворенно посмотрел на собеседника:

— А вы молодец, Гейдрих. Я знал, что вы меня не разочаруете: все хватаете буквально с лета. Раз так — готовьте команду. Нужно планомерно обследовать музеи, библиотеки, банки. И не забудьте о частных коллекциях. Меня интересует все — антиквариат, старинные книги и манускрипты, это может пригодиться нашим специалистам из Аненербе, и, конечно—золото и драгоценности... Пригодится и валюта... Всякие там доллары, фунты... Так что, друг мой,— постарайтесь...

— Яволь, господин рейхсфюрер, — вытянулся в струнку группенфюрер СС. — Я лично подберу исполнителя миссии.

— И пусть обо всем докладывают лично мне, — закончил аудиенцию Гиммлер, небрежно взмахнув рукой, что должно было означать традиционный нацистский салют. —Хайль Гитлер!..

Вот тогда-то Гейдрих и нашел среди особо преданных людей Эрвина Шмидта, наделив его особыми полномочиями и подчинив оберштурмбанфюреру специальную моторизованную группу—Devisenschutzkommando. В последующие месяцы, пока фельдмаршал Роммель успешно сражался с превосходящими силами британцев, "трофейная команда" Шмидта, словно шакалы, выискивала, где что "плохо лежит", грабя напропалую подвернувшиеся на их пути города и шатры бедуинов. Караван мощных германских грузовиков , покрытых выгоревшими на безжалостном солнце брезентовыми тентами, натужно урча моторами, тащил стальные ящики, доверху набитые золотыми слитками, драгоценными и полудрагоценными камнями, валютой, а также тщательно упакованные произведения искусства из египетских музеев. И чем больше побед одерживал Роммель, тем весомее становилась добыча Шмидта. Но вскоре у оберштурмбанфюрера появился, с позволения сказать, "конкурент"...

Еще 23 мая 1941 года Адольф Гитлер, подогревая националистические настроения в исламском мире, подписал приказ №30, в котором отмечалось, что "арабское освободительное движение на Среднем .Востоке является нашим естественным союзником против Англии". Особое внимание в дестабилизационных мероприятиях гитлеровцев уделялось "еврейскому вопросу", решением которого озаботился оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман. В июле 1942-го коллаборационистская радиостанция "Свободная Аравия" вещала: "Многие каирские евреи обзавелись огнестрельным оружием и боеприпасами. Некоторые даже получили от британских властей пулеметы и установили их на крышах домов". В том же году на севере Черного континента немцы сформировали спецподразделение СС, получившее название "Африка". А возглавил его оберштурмбанфюрер СС Вальтер Рауфф, лечально известный изобретатель "газвагенов". В этих душегубках на колесах выхлопными газами, выведенными в герметично закрытые кузова, за годы войны было умерщвлено порядка четверти миллиона человек.

Подручным Рауффа ставилась задача — произвести массовые казни еврейского населения в крупных городах Ливии, Египта и Палестины. При этом жесточайшие репрессии в отношении ни в чём не повинных людей сопровождались повальной экспроприацией золотых и серебряных вещей, драгоценных камней и антиквариата. Айнзац-группа "Африка" свирепствовала в Тунисе. Нацисты реквизировали значительную часть собственности, принадлежавшей тунисским евреям, наложили на их общины непосильную контрибуцию, а около четырех тысяч молодых людей в возрасте от 18 до 28 лет отправили в трудовые лагеря...

13 февраля 1943 года группа эсэсовцев Рауффа высадилась на острове Джерба, расположенном на юго-востоке Туниса в средиземноморском заливе Габес. Здесь, в "Иерусалиме Африки", еще в библейские времена была сооружена синагога Эль-Гриба, являвшаяся гордостью многих поколений сынов Израилевых. Туда-то, прервав субботнюю молитву, и заявились нежданные гости, потребовав собрать 50 килограммов золота. На это гитлеровцы отвели два часа. Но когда собранное золото взвесили, оказалось, что не хватает семь килограммов. И тогда "скрупулезные" немцы велели донести недостающее на следующее утро. Иначе — за неисполнение приказа — пригрозили расстрелять старейшин общины, уничтожить еврейский городок и синагогу. К счастью, выполнить задуманное гитлеровцы не смогли — Джербу заняли британские коммандос. Дальнейшие события положили начало легенде, известной под названием "золото Роммеля"...

ОПЕРАЦИЯ "СОКРЫТИЕ"

За четыре дня до капитуляции Африканского корпуса, 8 мая 1943 года, Вальтер Рауфф и Эрвин Шмидт оказались "в точке не возврата" — тунисском порту Бизерта, который бомбила американская авиация, не давая возможности немецким судам выйти в Средиземное море. И все же Рауффу удалось погрузить свою часть награбленного на корабль, следовавший в Неаполь. Далее, в июле 1943-го, следы оберштурмбанфюрера обнаруживаются на французском острове Корсика, откуда он намеревался доставить свой ценный груз в Рейхсбанк столицы Германии.

...С раннего утра 10 сентября 1943 года на обширном подворье католического монастыря капуцинов Святого Антуана, что в нескольких километрах севернее портового города Бастия, кипела работа. Сотня солдат во главе с офицерами с двойными зигрунами в правой петлице тщательно запаковывали в шесть вместительных металлических контейнеров золотые ювелирные изделия, драгоценные камни, различный антиквариат. К вечеру швы на ящиках заварили, а сам груз поместили в трюм стоящего у монастырского причала судна. Но когда на рассвете следующего дня корабль едва отошел от берега, в небе появились британские бомбардировщики. Одна из бомб упала на корму, и тогда эсэсовцы столкнули контейнеры в воду. А само судно пошло ко дну...

Фельдмаршал Роммель в Северной Африке: "Ну, за победу!.."
Изображение

Что же касается оберштурмбанфюрера Эрвина Шмидта, то в Бизерте он погрузил шесть стальных сейфов с золотом, различными древнеегипетскими артефактами, в том числе посмертными золотыми масками фараонов, общим весом 200 килограммов, на верблюдов. Путь каравана лежал на пустынное североафриканское побережье, где ценные трофеи поместили на надувные лодки. В условленной точке Средиземного моря их поджидала германская субмарина. Дальнейший ее маршрут остается тайной. По одной версии, груз был доставлен на берег, и захоронен в двух тайниках: в Австрии, в заброшенной шахте около Зальцбурга, и в Италии, в окрестностях города Ви-ареджо. Согласно другой, немецкая U-boot доставила сокровища в Латинскую Америку, куда после войны устремились нацисты. И, наконец, самые распространенные слухи уверяют искателей приключений в том, что командир подводной лодки затопил бронированные ящики в подводной пещере у неприступного скалистого берега Южной Корсики в проливе Бонифачо.

А другие информированные источники говорят о том, что Эрвин Шмидт, погрузив ящики с ценностями на корабль, все же доставил их в корсиканский порт Аяччо, откуда намеревался переправить их в Берлин. Но "летающие крепости" разбомбили суда. И тогда оберштурмбанфюрер принял решение спрятать бесценный груз около корсиканского побережья, изобиловавшего пригодными для тайника, гротами и подводными пещерами.

Эта версия в определенной мере подтверждалась свидетельствами некоего Петера Флейга. По его словам, в ту пору он, 24-летний уроженец чешского городка Румбурк, в чине шарфюрёра (что соответствовало армейскому — фельдфебель) служил водолазом в частях СС, дислоцирующихся на военно-морской базе в Генуе. Это назначение было вызвано тем обстоятельством, что в довоенное время он выполнял подводные работы в порту Ла Специа, в северной Италии.

В конце августа 1943-го Флейга вызвал к себе офицер СС по фамилии Дэл. При их разговоре присутствовали еще три чина в эсэсовских мундирах, но их имен шарфюрер не запомнил. Дэл приказал Флейгу сопровождать этих офицеров в Бастию, на Корсику. Здесь, в портовом цейхгаузе, ему велели упаковать ценности в шесть ящиков. Водолаз хорошо запомнил, что это были золотые и серебряные монеты, пять церковных крестов, украшенных драгоценными камнями, резные серебряные потиры и множество картин. Тогда же Флейгу объяснили — это часть трофеев Африканского корпуса Роммеля.

16 сентября 1943 года герметично упакованные ящики погрузили на моторный бот, оборудованный небольшим краном, и утлое суденышко вышло в море, взяв курс на юг, к устью реки Голо. Здесь, для того, чтобы легче было определить местоположение спрятанных ценностей, к грузу прикрепили буи и опустили его на глубину в 150 футов.

Офицеров, участвовавших в этой операции, арестовали якобы за нарушение воинского долга, и в скором времени они предстали перед трибуналом. Петера Флейта отправили на Восточный фронт... А Эрвину Шмидту удалось добраться до Германии, где он отчитался перед рейхсфюрером о проделанной работе. После чего получил новое назначение — в Польшу.

НЕУДАЧНАЯ СДЕЛКА

...Летом 1948 года во французское консульство в Штутгарте явился молодой человек лет тридцати. Назвавшись Петером Флейгом, он подал чиновнику дип-представительства запрос на визу для посещения острова Корсика, где собирался провести отпуск, занявшись дайвингом. По-видимому, невразумительная аргументация вызвала подозрение у консульского чиновника, и просителя подвергли жесткому перекрестному допросу. То, о чем он поведал, повергло дипломатов в состояние легкого возбуждения: Флейг рассказал, что имеет карту, на которой обозначено место, где хранится "клад Роммеля", вывезенный немцами из Северной Африки, и что он лично участвовал в его сокрытии. Для пущей убедительности "отпускник" продемонстрировал остолбеневшим консульским сотрудникам эсэсовское клеймо под левой подмышкой, которое безуспешно пытался удалить.

В результате, вечерним поездом Флейга под конвоем французских жандармов отправили в Париж. Тут с немцем долго и обстоятельно беседовал мсье Ричард, представившийся сотрудником Министерства иностранных дел Франции. Хотя любезный донельзя клерк, на самом деле, являлся сотрудником разведки военно-морского ведомства.

Очевидно, в чем-то интересы собеседников сошлись, и 14 августа 1948 года Флейгу была выдана виза на Корсику. Правда, отправиться на остров ему позволили только в компании французских морских офицеров. При этом "гостю" щедро выделили немалую по тем временам сумму в один миллион франков, предварительно оговорив условие — регулярно подавать рапорты о своей деятельности в Генеральный информационный офис города Бастия. На Корсике Петера Флейга вновь тщательно допросили и, убедившись в правдивости первоначальных показаний, разрешили действовать. На свой страх и риск.

Необходимое оборудование для поиска затопленных ящиков с золотом предоставил господин Лебенбург владевший в Бастии компанией, специализировавшейся на подъеме и спасении затонувших грузов. А в качестве ныряльщиков наняли нескольких местных жителей.

В 1995 году одного из них, старика по имени Морис, проживающего в рыбачьей деревушке близ порта Бонифачо, обнаружил известный американский "охотник за сокровищами" Стэнли Грист. Абориген рассказал, что в течение двадцати трех дней они скрупулезно исследовали дно прибрежной двенадцатимильной полосы. И все безрезультатно. Морису показалось, будто бы Флейг нарочно делал вид, что не может точно вспомнить то место, где были затоплены ящики. В свою очередь, Лебенбург отметил: Флейг не очень-то разбирался в водолазном оборудовании. Спустя месяц после начала поисков власти всполошились, заподозрив, что их попросту водят за нос. К тому же "технический директор" Лебенбург заявил, что Флейг одолжил у него дорогую кинокамеру и заложил ее в ломбард за три тысячи франков.

Продолжая свой рассказ, Морис поведал Стэнли Гристу "фольклорную" версию: окончательно убедившись, что их дурачат, французские офицеры арестовали Флейга и отправили в тюрьму в Аяччо, но по дороге конвой был расстрелян членами "коза ностры", которые и выкрали немца, надеясь узнать от него точные координаты спрятанных ценностей. Кроме того, Морис признался, что он вместе с отцом и братьями пытался самостоятельно найти сокровища, но без аквалангов эта задача была неразрешима. Ныряльщики, обследовав десятки подводных пещер в проливе Бонифачо, отказались от затеи...

На самом деле Петер Флейг, обвиненный судом в мелком мошенничестве, провел два месяца в городской тюрьме Бастии. Там он познакомился с водолазом Андре Маттеи, задержанным за контрабанду, которому и продал заветную карту. Освободившись из узилища, Флейг снял комнатушку в дешевом пансионе в Бастии. Прожив там какое-то время, в декабре 1948-го он заявил квартирной хозяйке, что собирается в итальянский Парето, где проживала семья его сокамерника Маттеи. С той поры никто на Корсике Петера Флейга не встречал...

ЭТО ЗОЛОТО-НАШЕ!..

Однако французы, несмотря на исчезновение свидетеля захоронения сокровищ Роммеля, продолжали тралить дно в районе реки Голо в течение последующих нескольких лет. И все понапрасну. Наконец, в ноябре 1951-го, в Бастии, в атмосфере чрезвычайной секретности, состоялась встреча местного субпрефекта Ферранда с главой миссии Министерства финансов Бергером. Кроме них на рандеву присутствовали офицеры военно-морских сил и разведки Франции, а также начальник таможни и еще несколько высокопоставленных чиновников Корсики. В ходе многочасовой беседы было решено продолжить поиски...

А теперь вернемся к воспоминаниям Мориса, которого в 1995-м разыскал Стэнли Грист. Старый рыбак поведал американцу о том, что слышал от своих родственников, проживающих в восточной части острова, в Алерии. Тогда, в начале 1952 года, в гостинице "Золотой якорь" поселились немец и несколько, если судить по выговору, сицилийцев, чьи физиономии могли бы послужить иллюстрацией для известной теории Ломброзо. Неизвестно, являлся ли "тевтонец" Петером Флейгом. По крайней мере, его спутники старались оградить голубоглазого блондина от общения с постояльцами гостиницы.

Каждый день странная компания выходила в море на катере, объясняя любопытным островитянам свои прогулки в район крохотной бухточки к северу от Алерии страстью к рыбалке. Однако каждый раз возвращались к причалу без единой рыбешки. Сыновья местного бакалейщика решили проследить за итальянцами и их спутником. Затаившись в прибрежных скалах, они наблюдали за иностранцами в бинокль. Через несколько дней оба мальчика были найдены зарезанными недалеко от пирса. Расследование, которое вел комиссар полиции Аяччо, ни к чему не привело, а подозрительных гостей "Золотого якоря" выслали из островного департамента Франции.

Вскоре в том же районе, где они "рыбачили", встала на якорь яхта "Старлена", которую зафрахтовали водолаз из Бастии по имени Анри Элле и адвокат Канчеллиери. Но спустя всего несколько дней их парусное судно протаранил круизный лайнер, выходивший из порта, и по какой-то причине отклонившийся от курса. Элле и Канчеллиери чудом спаслись. К слову, погода в то злосчастное утро стояла ясная и солнечная, а видимость была прекрасная.

Весной следующего года Анри Элле взял напрокат другую яхту, "Романи мейд", но внезапно у нее сломался мотор. А спустя несколько месяцев опытный водолаз погиб во время погружения в море. Обстоятельства его смерти так и остались невыясненными. Не оставлял надежды найти сокровища гитлеровцев и адвокат Канчеллиери.

Все это время, со дня крушения "Старлены", он вел сложные переговоры с несколькими компаниями, занимающимися подводными работами, но ни одна из них так и не согласилась взяться за поиски мифического золота. Когда, наконец, стряпчий нашел партнеров в Италии, он угодил в загадочное ДТП — его автомобиль потерял управление и на полном ходу врезался в кирпичную стену придорожного дома. Канчеллиери погиб мгновенно...

Внезапно на авансцене трагедийного действа под названием "поиски клада Роммеля" вновь появился Петер Флейг, который, как оказалось, все это время, не привлекая излишнего внимания, тихо жил в одном из немецких городков на берегу Рейна. Впрочем, законопослушный бюргер в этот раз не решился посетить Корсику, а послал туда своего адвоката Герта Феллера, предварительно снабдив его картой "острова сокровищ". Вдохновленный доверием, адвокат собрал небольшую группу энтузиастов-специалистов, которая немедля приступила к поисковым работам. И хотя изыскания велись в полнейшей тайне, в скором времени Феллер получил лаконичное послание: "Господин адвокат! Не советуем лезть в историю с кладом Роммеля. Вам мало трупов? Смотрите, как бы и вам не загнуться. Это золото — наше. Не суйте нос на Корсику. И ваш друг Флейг—тоже". Ниже стояла подпись: "Ваши доброжелатели".

...22 июля 1953 года в разделе криминальной хроники корсиканской газеты была напечатана крохотная заметка, в которой сообщалось, что некто Алери Рубен Монье, занимавшийся рыболовецким промыслом, был найден повешенным у себя в доме. Рядом с телом лежала записка: "Собачья смерть ждет любого, кто посмеет разыскивать наше золото"...

Весной 1943-го, после разгрома англосаксами танковых дивизий Эрвина Роммеля, одновременно с Лисом пустыни африканский континент покинул и некий оберштурмбанфюрер СС Эрвин Шмидт. В поисках ценностей, по заданию группенфюрера Рейнхарда Гейдриха, в составе "трофейной команды" он грабил североафриканские города и шатры бедуинов. Это подтвердил и некий шарфюрер Петер Флейг, который участвовал в сокрытии "золота генерал-фельдмаршала" у берегов Корсики...

Летом 1948-го Флейг явился во французское консульство в Штутгарте и, сговорившись с "лягушатниками", отправился в корсиканский город Бастию, где стал имитировать поиски "сокровищ Третьего рейха". В конце концов, бывшего шарфюрера упекли на несколько месяцев за решетку. Находясь в "зиндане", немец продал своему сокамернику Матеи карту "острова сокровищ". А в декабре Флейг исчез из поля зрения спецслужб Франции.

Как оказалось, все это время он тихо жил в одном из городков на берегу Рейна. И не оставлял надежды отыскать сокровища. Годы спустя Петер Флейг направил на Корсику своего адвоката Герта Феллера. Однако его миссия оказалась невыполнимой. Однажды стряпчий получил лаконичное послание: "Господин адвокат! Не советуем лезть в историю с кладом Роммеля. Вам мало трупов? Смотрите, как бы и вам не загнуться. Это золото — наше. Не суйте нос на Корсику. И ваш друг Флейг — тоже". Ниже стояла подпись: "Ваши доброжелатели".

ДЕЛО МАТТЕИ

Но подобные предостережения не останавливали авантюристов, промышлявших поисками сокровищ. В 1950-е годы "золоту Роммеля" посвящались многочисленные статьи в газетах и журналах, а на экраны вышли две художественные ленты — "Золото Роммеля" и "Монокль", герои которых погибали от пуль, выпущенных из ружей затаившихся после войны эсэсовцев и коварных мафиози.

Но умирали не только киношные персонажи. Одним августовским вечером 1961 года бывший товарищ Петера Флейга по заточению, Андре Маттеи, набравшись вусмерть в одном из баров Бастии, стал во всеуслышанье похваляться тем, что якобы "отрыл" место, где покоятся нацистские сокровища. В ту ночь домой он так и не вернулся. А три дня спустя его, прошитое автоматной очередью, тело было случайно обнаружено в густых зарослях возле Проприано.

Тогда же на Корсике объявился британский аристократ Джон Годли, третий лорд Килбракен. В качестве журналиста он работал на лондонскую "Ивнинг Стандарт", сотрудничал с "Дейли Мейл" и несколькими американскими журналами. Прослышав о поисках нацистских сокровищ, склонный ко всяческого рода авантюрам англичанин немедленно приступил к собственным расследованиям. Уж чего-чего, а информации на острове хватало. Каждый уважающий себя корсиканец имел "настоящую карту" с месторасположением искомого золота. Как правило, доверчивым кладоискателям они объясняли то обстоятельство, что до сих пор сами не овладели "несметными сокровищами" отсутствием необходимого дорогостоящего оборудования. Подобную версию поведал лорду Килбракену и поднаторевший на карточном бизнесе хозяин убогой гостиницы в Аяччо.

Фельдмаршал Эрвин Роммель
Изображение

Отстегнув "ценному источнику" определенную сумму, представитель высшего общества, проявив недюжинные репортерские способности, рьяно взялся за поиски "золотого запаса" фельдмаршала. И вскоре ему удалось обнаружить ниточку, которая привела к мсье Лебенбургу. Тому самому, который в далеком 1948-м предоставил Петеру Флейгу оборудование для подводных работ. В результате их общения лорду Килбракену удалось, как ему показалось, определить место изысканий в дельте Голо, равное площади в десять квадратных миль. Уверенности придала и находка местного рыбака: проводя траление в обозначенном районе, он поймал в сети рыбацкий буй. Это окончательно уверило журналиста в правильности его рассуждений. Этот буй, наверняка, являлся одним из тех, которые Флейг привязал к ящикам в качестве ориентира. Кроме того, аристократ-журналист разыскал ныряльщиков, участвовавших в подводных работах вместе с немцем, судейских,приговоривших того к заключению и даже тюремных надзирателей. Однако дальнейшие поиски результата не давали.

Пребывая в унынии, лорд засел за подвернувшийся ему новый роман знаменитого земляка Яна Флеминга "Шаровая молния". Прочитав это шпионское чтиво, журналист решил попробовать себя в новом жанре.Результатом его ночных бдений стала приключенческая повесть об искателях нацистских ценностей "Жить как лорд". В ней, как и у литературного отца Джеймса Бонда, фигурировали благородные мачо и модельные девицы, отъявленные негодяи и беспринципные злодеи. Книга, словно своеобразный "Бедекер", наполнена описаниями знаменитых отелей и фешенебельных курортов. При этом главные герои передвигались исключительно на дорогих автомобилях и ныряли в море с палуб роскошных яхт. А красной нитью в повести проходят бесконечные дегустации изысканных напитков в лучших ресторанах и барах Европы.

Заимев прессу, читательское признание, и получив весомый гонорар, лорд Килбракен уже всерьез задумался о писательской карьере. Но тут произошло неожиданное — он получил письмо, подписанное Петером Флейгом...

МАСКИ СОРВАНЫ, ГОСПОДА

Единственный свидетель сокрытия награбленных эсэсовцами в Северной Африке ценностей писал, что он прочел все статьи Килбракена о "сокровищах Роммеля", и теперь предлагал встретиться для обсуждения организации дальнейших поисков. Как вспоминал впоследствии лорд Килбракен, при их разговоре, во время которого присутствовал адвокат доктор Герт Феллер, Флейг держался весьма настороженно. Было очевидно, что немец никому не верит, чего-то сильно боится и безбожно врет. Так, бывший шарфюрер заявил, что лично присутствовал при затоплении контейнеров с золотом. Но журналист предъявил ему справку о том, что в 1943 году Петер Флейг находился на излечении в госпитале в Кракове. Кроме того, англичанин отметил и другие существенные несоответствия в рассказе своего визави. И тогда под грузом неоспоримых фактов Петер Флейг признался: он "заимствовал" это имя, а на самом деле его зовут Вальтер Кирнер, и что во время войны он служил в элитной дивизии СС "Адольф Гитлер" в звании шарфюрера.

После того, как союзники по антигитлеровской коалиции заняли Германию, Кирнер вместе с другими эсэсовцами оказался в лагере для военнопленных в Дахау. Тут, за колючей проволокой, судьба свела его с обер-штурмбанфюрером СС Эрвином Шмидтом. Поначалу шарфюреру показалось странным, что высокий чин, которым являлся Шмидт, свел с ним дружбу.Однако вскоре все прояснилось. Вальтер Кирнер был удивительно похож на оберштурмбанфюрера, и эта схожесть породила в голове Эрвина Шмидта хитроумный план. И тогда он рассказал товарищу по несчастью о том, чем занимался в песках Сахары. Когда гитлеровцы эвакуировались из Африки, награбленное добро разделили на три части. Одна была благополучно переправлена через Средиземное море и доставлена в Австрию. Другую укрыли в тайнике близ итальянского городка Виареджо. Что касается третьей части сокровищ, то ее удалось доставить только до побережья Корсики и там поспешно затопить.

Шмидт признался Кирнеру: его айнзацгруппа проводила в Польше экзекуции мирного населения, и теперь поляки хотят вздернуть его на виселице. Оберштурмбанфюрер предложил шарфюреру сделку — вместе поднять из морского тайника золото и драгоценности. Но для начала нужно было обвести вокруг пальца американскую контрразведку, курирующую лагерь военнопленных. Для этого, посчитал Шмидт, им следовало обменяться документами, так как Кирнеру ничего серьезного не грозило. По задумке офицера СС, во время следствия шарфюрер должен будет поначалу хранить молчание, а потом признаться в подмене, заявив, что пошел на этот шаг под угрозой смерти. Разобравшись в мистификации, польские власти рано или поздно выпустят Кирнера, ну а сам он к тому времени будет уже далеко. Как говорится, ищи—свищи...

В качестве гарантий и взамен на согласие, Эрвин Шмидт отдал младшему по званию три карты с точно обозначенными на них местами, где спрятаны "сокровища Рейха"... Дальнейшие события перечеркнули задуманное. Буквально на следующий день в бараке появились охранники и увели Шмидта. Назад он уже не вернулся...

А вот Кирнер, обладая ценной информацией, решил, что сможет обменять часть сокровищ на свое освобождение из Дахау. С таким предложением он обратился к капитану американской контрразведки Брейтенбаху, и, оговорив условия, передал ему две карты с пояснениями Шмидта. Бывший шарфюрер резонно рассудил: полотна известных мастеров и другие произведения искусства, спрятанные в сенном сарае в горах близ Зальцбурга, сбыть нереально, поскольку все они занесены в музейные каталоги и подобная сделка, несомненно, привлечет внимание. Бумажные деньги, хранящиеся в Виареджо, могли оказаться фальшивкой, ведь гитлеровцы напечатали их в огромных количествах. А вот золото — другое дело.Его можно реализовать в любом виде — будь то монеты, ювелирные изделия или слитки.

Когда, благодаря картам Кирнера, американцы обнаружили ценности в указанных местах, его, сдержав слово, отпустили на свободу. При этом у бывшего шарфюрера осталась третья карта с обозначением тайника у берегов Корсики.

О дальнейшем мы знаем. В 1948-м Вальтер Кирнер опрометчиво доверил свое "тайное знание" французским секретным службам. Но жадные "лягушатники" предложили в качестве награды какие-то жалкие крохи. И тогда немец, указав своим партнерам неверные координаты тайника, почти месяц нырял с аквалангом в месте, где заведомо не могло быть никаких сокровищ...

МОРСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

В конце концов, лорд Килбракен поверил Флейгу-Кирнеру, чему способствовала печальная находка. На кладбище небольшого городка Каррара, что неподалеку от Ла Специа, англичанин обнаружил могилу германского офицера по имени Дэл. Именно так, как вы помните, звали того офицера СС, который в 1943 году, по утверждению шарфюрера Кирнера, руководил операцией по захоронению части трофеев Африканского корпуса в море возле корсиканской Бастии.

Обо всем, что ему удалось узнать, британский аристократ рассказал американскому инженеру и бизнесмену Эдвину Линку. Во время войны он изобрел тренажер "Линк-Трейнера”, на котором пилоты ВВС США проходили ускоренный курс боевой подготовки. К прочему, Линк, увлекаясь подводной археологией, разрабатывал специальную технику для длительного пребывания человека под водой.

Немаловажным обстоятельством являлся и тот факт, что Эдвин Линк владел яхтой "Си Дайвер", первым на то время судном, предназначенным для поисков затонувших кораблей. По сути, "Морской ныряльщик" представлял собой плавучую электронную лабораторию, оснащенную современнейшим оборудованием. В том числе, и высокочувствительным магнитометром "Протон".

18 апреля 1962 года экспедиция по поиску "сокровищ Роммеля" в составе лорда Килбракена, Эдвина Линка, адвоката Герта Феллера, подводного археолога бельгийца Робера Стенюи и еще шести матросов-ныряльщиков отправилась на "Си Дайвере" из Монако к берегам Корсики.

Перед этим участники морского похода подписали обязательство, согласно которому всем им запрещалось в течение десяти лет разглашать координаты района предстоящих поисков.

"Накануне отплытия из Монако Феллер, Линк и Килбракен заперлись в штурманской рубке со всеми картами и досье,—рассказывал в своей книге о перипетиях работы экспедиции Робер Стенюи. — Отправной точкой стала карта Шмидта-Флейга: пожелтевший обрывок миллиметровки с нанесенной на нее береговой линией, ориентирами и глубинами. Но от этой карты до клада столь же далеко, как от теории до практики. Карандашные линии на бумаге превращались на море в полосы шириной в Елисейские поля, а "точка", где линии сходились, в натуре в три раза превышала площадь Согласия...

По двенадцать часов в сутки "Си Дайвер"ходит с севера на юг и с юга на север, словно пахарь, которому нужно подготовить для сева большое поле. Дело в том, что с самого начала Линк поставил предел поискам — две недели. Остается три дня, за которые должно свершиться чудо. Но его не происходит. Мы торчали на солнцепеке до последней минуты. Вечером "Си Дайвер"поднял якорь, выбрал поплавок-радар и красный буй. Раскаленное солнце садилось в море. Я до рези в глазах вглядывался в маленький белый циферблат. Стрелка металась по шкале, когда поднимали последний буй. Мы потерпели поражение..."

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Смирившись с неудачей, лорд Джон Годли Килбракен оставил надежду отыскать клад гитлеровского фельдмаршала и, удалившись в свои фамильные владения, безмятежно скончался в 2006 году, дожив до 85-летнего возраста. Но его пример не стал наукой, и вот уже новые поколения "охотников за сокровищами", уверовавшие в существование легендарной карты Вальтера Кирнера, отправились на Корсику.

Одним из них стал предприниматель из германского Фрейбурга Клаус Кепплер, которому удалось раздобыть заветный манускрипт или, по крайней мере, его копию. Вот только на карте Кепплера "точные координаты" располагались сразу в двух точках Средиземного моря: одна — в устье реки Голо в 40 километрах к югу от Бастии, другая — на севере острова — у побережья мыса Корсо. Своим поискам энтузиаст посвятил более тридцати лет...

Тем временем, в 1995 году, на Корсику приехал знаменитый последователь Индианы Джонса—Стэнли Грист. Здесь он познакомился с библиотекарем, выпускницей исторического факультета Сорбонны Этель Лафуйе.Женщина рассказала американцу, что когда в начале 1980-х годов на острове активизировалась деятельность корсиканских сепаратистов, полиция обнаружила тайник с оружием и взрывчаткой. По этому поводу местные газеты сообщали: наличие у террористов боезапасов объясняется тем, что им удалось найти золото немцев. Правда, сама мадам Лафуйе в это не верила. Профессионально занимаясь вопросом истории клада Роммеля, она перелопатила горы архивных документов, но никаких свидетельств того, что ящики с золотом были затоплены у берегов Корсики, она не обнаружила. По мнению Этель Лафуйе, впрочем, как и других французских историков, ценность награбленного в Африке была не так уж и велика. Да и то, что было Роммель, скорее всего, вывез с собой в Германию. В 1944-м генерал-фельдмаршала обвинили в участии в заговоре на фюрера, но, учитывая былые заслуги, Гитлер позволил ему покончить с собой. Семью не тронули, и в конце войны родственники фельдмаршала эмигрировали в Южную Америку, где, вероятно, и нужно искать африканское золото...

И здесь, в качестве ремарки, следует кратко рассказать вот о чем. Существуют смутные свидетельства того, что самоубийство Эрвина Роммеля стало хорошо исполненной инсценировкой. А преданные офицеры опального генерал-фельдмаршала помогли своему начальнику перебраться в Латинскую Америку. Под чужим именем Роммель благополучно и безбедно жил поначалу в Боливии, а затем — в Аргентине. Выбраться из пылающей Европы "гению танкового боя" помог его хороший знакомый — судовладелец Аристотель Онассис. Во время войны греческий магнат, находясь в сговоре с Лисом пустыни, занимался пиратством,прикрывая свою сомнительную деятельность перевозкой нефти...

Между тем, Стэнли Грист, вняв доказательствам француженки, решил прекратить поиски и засобирался на родину. А за день до отъезда американец обнаружил под дверью своего гостиничного номера угрожающую записку: "Убирайся отсюда, грязный янки. Это наше золото”. Грист прислушался к доводам неизвестных...

А вот Клаус Кепплер все копал и копал, вернее, нырял и нырял в морские глубины. И ему с помощью гидролокатора и магнитометра удалось обнаружить сперва обломки неизвестного корабля, а затем американский истребитель времен Второй мировой, лежащий на пятидесятиметровой глубине.Последняя находка служила подтверждением рассказа Вальтера Кирнера о воздушных налетах авиации союзников в момент укрытия ценностей. Следовательно, сокровище должно лежать где-то в непосредственной близости от обломков самолета. Вскоре магнитометр показал наличие довольно крупного металлического объекта, покоившегося на дне под метровым слоем песка. Назревала сенсация...

В феврале 2006 года съемочная группа германской телекомпании ZDF, согласившейся финансировать дальнейшие поиски Кепплера, отправилась вместе с ним на Корсику, дабы снять очередной документальный фильм о поисках "золота Роммеля". Однако процесс фиксации этих усилий на камеру прервала французская морская полиция, обвинив киношников в отсутствии необходимых документов на проведение подводных работ. Уплатив штраф, немцы ретировались...

ДЕЙСТВОВАТЬ И ЕЩЁ РАЗ -ДЕЙСТВОВАТЬ!..

В 2007 году о своем намерении раскрыть тайну "золота Роммеля" объявил английский киносценарист Терри Ходжкинсон. Когорту искателей приключений он пополнил пятнадцать лет назад, а его розыски базировались отчасти на свидетельствах все того же Вальтера Кирнера и частично на собственных исследованиях. Телевизионщик побывал в Тунисе, после этого он провел немало времени в архивах, изучая документы английской и американской контрразведок. Ходжкинсон, в частности, узнал, что шарфюрера СС после войны допрашивали не только американцы, но и англичане. Но сохранившиеся протоколы этих допросов на след клада Африканского корпуса, увы, не указывали. Тем не менее, сценаристу неожиданно повезло: в груде различных архивных бумаг он обнаружил изрядно потертую довоенную фотографию, на которой в окружении родных изображен двадцатилетний Вальтер Кирнер в форме рядового лейб-штандарта "Адольф Гитлер". Но сам по себе этот снимок представлял небольшую ценность. Интерес Терри Ходжкинсона вызвали цифры, начертанные в уголке изображения юного охранника Адольфа Гитлера. "Я уверен, что это — координаты места, где укрыт клад! — возбужденно поведал репортерам историк-любитель. — Похоже, что сам Кирнер действительно ничего не знал о местонахождении клада, и ему рассказали о нем только в лагере. Тогда же ему были названы точные координаты этого места, и он, чтобы их не забыть, записал эти цифры на семейной фотографии, постоянно хранившейся у него в кармане. Это — удивительный факт. Теперь мы должны действовать как можно быстрее. Мы надеемся уже в ближайшее время найти финансирование для экспедиции. Пришло время разрешить эту давнюю тайну раз и навсегда".

Согласно просочившимся данным, клад находится на дне моря в районе Бастии на расстоянии, меньшем, чем одна навигационная миля от побережья. А его ценность может составлять сегодня около 10 миллионов фунтов стерлингов. Терри Ходжкинсон был уверен, что проблем с властями острова не будет — вместе сженой-француженкой он владел виллой на Корсике. Он также сообщил прессе, что провел соответствующие переговоры с морским археологическим отделом в Марселе. И, естественно, рассматривает предложения, поступившие от нескольких телевизионных компаний на право съемок фильма о поиске сокровищ. С тех пор, как говорится в народе, об успехах англичанина — ни слуху, ни духу...

СЛЕДЫ ТЕРЯЮТСЯ

Итак, как мы уже знаем, поиски трофеев Африканского корпуса сосредоточились в районе острова Корсика. Но, утверждают некоторые историки, существуют и другие тайники. Так, личный кинооператор Эрвина Роммеля, Генрих Сутер, предоставив информацию одному из американских журналов, утверждал, что 8 марта 1943 года присутствовал на секретном совещании в тунисском Хаммамете, на котором принималось решение о том, как и где будет спрятан клад.

Там же разрабатывались и мероприятия, призванные направить "любопытных" по ложному следу. Например, был запущен слух, что Роммель приказал перевезти ценности в Германию на двух миноносцах, которые, к несчастью, были потоплены британской авиацией. Однако, утверждал в интервью Сутер, это была военная хитрость: на корабли поместили ящики с металлоломом. Настоящие сокровища генерал-фельдмаршал приказал спрятать в пустыне неподалеку от оазиса Доуз. Руководителем этой операции назначили полковника Нидерманна, который в ночь на 9 марта с колонной из двадцати грузовиков выехал из Хаммамета в Доуз. В этом пустынном месте он закупил у кочевников пять десятков верблюдов, перегрузил на них секретный груз и отправился в пески. Не успел караван отойти от оазиса, как попал в засаду, устроенную британскими коммандос. Что стало с поклажей до сих пор неизвестно...

Еще одним свидетелем того, как гитлеровцы прятали сокровища, награбленные в Северной Африке, стал поляк Павел Саде, призванный в вермахт из Силезии. В августе 1944-го, находясь в окрестностях города Канн, что во французской Нормандии, под руководством офицеров СС несколько солдат его части вырыли двухметровую яму в каком-то заброшенном хозяйстве в окрестностях Трувийи и Шамона. Туда они опустили тринадцать ящиков с документами штаба Эрвина Роммеля, четыре ящика с личным имуществом фельдмаршала и дубовую бочку, наполненную какими-то ценными вещами. По мнению Павла Саде, это были церковная утварь и другие предметы, награбленные немцами из окрестных церквей. Насколько известно, этот тайник пытался разыскать один из журналистов польского телевидения. Но и в этот раз клад Лиса пустыни найти не удалось...

ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

Возникает вопрос: может быть пресловутого "золота Роммеля" и вовсе не существует? На него попытался ответить Томас Пикфорд, который обратился за помощью к своему старому знакомому норвежцу Дитлефу Лексоу, имевшему некоторые источники среди бывших высокопоставленных офицеров германского ВМФ. Те помогли Лексоу выйти на одного из сотрудников штаба Эрвина Роммеля. Информатор напрочь отрицал предположение о том, что какое-либо золото вывозилось из Северной Африки германскими войсками. Тем не менее, он рассказал, что в сентябре 1943-го части Африканского корпуса привлекались к эвакуации денег и драгоценных камней, хранившихся в банке Рима. Поскольку транспортировать огромные ценности дорогами Италии стало опасно, приняли решение отправить их на север страны морем. Что в дальнейшем произошло с грузом, бывший штабист не знал.

Еще один знакомый Томаса Пикфорда, француз Пьер Боденан, обнаружил в архивных документах германского флота сведения о том, что 15 сентября 1943 года наблюдалось интенсивное движение моторных катеров в итальянском порту Чивитавеккья.А с 15 по 25 сентября, когда происходила эвакуация немцев с Корсики, конвой германских кораблей, обеспечивающий ее проведение, подвергся массированной атаке с воздуха самолетами британских ВВС.

Что же касается лично Эрвина Роммеля, то журналист Питер Хейнинг обнаружил два документа, которые, по крайней мере, хотя бы косвенно связывают генерал-фельдмаршала с темой нашего рассказа. Первый — запись в служебном календаре, сделанная штабным писарем Роммеля обер-фельдфебелем Альбертом Бетхером о том, что 13 июля 1942 года он доставил в Германию жене своего командира Люси несколько свертков с подарками ко дню ее рождения. Второй документ — ответное письмо супруги, в котором она благодарит мужа за "прелестные арабские браслеты, серьги и украшения". Вполне возможно, что эти подарки Роммель попросту купил у какого-то восточного торговца антиквариатом.

Не нашел никаких приказов или иных распоряжений Эрвина Роммеля, которые бы ориентировали его подчиненных на обеспечение "мероприятий" по изъятию ценностей у населения Северной Африки, и немецкий историк Клаус-Михаэль Малльман, тщательно прошерстивший Федеральный военный архив во Фрайбурге и архив нацистского Министерства иностранных дел. Однако трудно представить, что при своем высоком положении генерал-фель-дмаршал был не в курсе того, чем занимаются эсэсовцы в расположении его войск.

Как бы там ни было, но на награбленные нацистами в Северной Африке ценности навсегда нацепили ярлык — "сокровища Роммеля". А Франция и сегодня юридически занимается поиском клада Лиса пустыни...



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC - 12 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
.
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Игорь Иванов