{форум}
МОСКВА ФОРУМ
Текущее время: 22 май 2019, 11:47

Часовой пояс: UTC - 12 часов


Высота и ширина HTML таблицы, пример
Политика
$('#s1').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });
Экономика
$('#s2').cycle({fx: 'scrollDown',
sync: 0, delay: -2000});
Новости Москвы
$('#s3').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });

Правила форума


При копировании материалов форума активная ссылка обязательна.Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах
(в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 72-ФЗ)



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Случай в Отрадном.Дорофеев и Шурыгин.
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 09:52 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2711
Чрезвычайное происшествие, случившееся в городе Отрадном в февральские дни 1973 года, по сей день считается беспрецедентным не только для Самарской области, но и для всего СССР. До сих пор ветераны правоохранительных органов при упоминании тех событий мрачнеют и стараются перевести разговор на другую тему. Это и понятно, ведь после отрадненского инцидента мнение простого человека о нашей милиции, и без того нелестное, и вовсе скатилось к непечатным выражениям. Впрочем, основания для этого были, и весьма серьезные...

Празднование Дня Советской Армии в 1973 году в Куйбышевской области прошло сдержанно, без пышных заседаний и речей.

Областному руководству тогда было не до торжеств. В конце февраля город буквально осаждали высокие комиссии из ЦК КПСС, КГБ и МВД СССР, прокуратуры.

Причиной их внимания стала дикая выходка двух сержантов милиции, сотрудников отдела внутренних дел небольшого городка Отрадного, последствия и масштабы которой даже в наше насквозь криминальное время просто не укладываются .в голове.

Накануне, поздним вечером 22 февраля, в Отрадном побывал прокурор Куйбышевской области, государственный советник юстиции 3-го класса Баженов, который по итогам трагических событий уходящих суток подписал постановление о возбуждении уголовного дела по статье 77 УК РСФ.СР (бандитизм). В этом документе было сказано следующее:

«21 февраля 1973 года примерно в 22 часа инспектор-дежурный Отрадненского ГОВД сержант милиции Дорофеев М.С. во время своего дежурства по отделу совместно с инспектором-дежурным спецкомендатуры Отрадненского ГОВД сержантом милиции Шурыгиным А.М. изъяли из металлического шкафа ГОВД два автомата Калашникова с 660 патронами к ним, 2 пистолета Макарова с 32 патронами к ним и с указанным оружием скрылись.22 февраля 1973 года Дорофеевым и Шурыгиным с применением этого оружия было убито 11 человек и 5 человек ранено.

Принимая во внимание особую тяжесть совершенного преступления, его мно-гоэпизодность и совершение убийств на территории нескольких районов области, постановляю создать следственную группу под руководством начальника следственного отдела облпрокуратуры Кошарского И.Л..»

Через четыре дня уголовное дело принял к своему производству следователь по особо важным делам при Прокуроре РСФСР Пеганов, срочно направленный для этого в Куйбышевскую область. И чем глубже следователи копались в биографиях и связях Дорофеева и Шурыгина, тем грязнее и страшнее становилась картина произвола, который процветал в те времена и процветает по сей день во многих низовых милицейских подразделениях России...

Михаилу Дорофееву и Александру Шурыгину в 1973 году исполнилось соответственно 27 и 26 лет, и они были хорошими друзьями - так, по крайней мере, считали их знакомые и родственники. А познакомились эти парни в 1970 году, когда в горотдел на должность рядового милиционера пришел Шурыгин. Дорофеев к тому времени проработал в этом отделении почти год.

Шурыгин был женат, в том же 1970 году у него родилась дочь. А вот Дорофеев так до конца и оставался холостяком.

В 1972 году обоих приятелей повысили в должности и в звании - они стали сержантами милиции. Дорофеева тогда назначили сменным инспектором - дежурным горотдела. Шурыгин получил почти такую же должность, только стал работать в городской спецко-мендатуре, где осужденные отбывали наказание в виде исправительных работ. В те годы их в народе называли «химиками».

В чем же выражалась эта странная дружба? Сами приятели отвечали так: «Мы вместе выпивали». А еще Дорофеев несколько раз бывал дома у Шурыгина, где общался с его женой Надеждой, работавшей токарем в отрадненском филиале завода «Экран».

После этих визитов у нее сложилось не самое лучшее впечатление о приятеле мужа. Вот что рассказывала Надежда Шурыгина следователю после трагических февральских событий:

«До прихода в милицию муж почти не пил, но после знакомства с Дорофеевым он стал выпивать регулярно, чуть ли не каждый день. А поскольку Дорофеев был холост, то он таскал за собой мужа по сомнительным компаниям. У Александра появились связи с другими женщинами. Он и без того на работе задерживался подолгу, а тут еще начал ходить по женщинам с Дорофеевым и поэтому стал редко бывать дома.

В ноябре 1972 года муж вдруг заявил, что мне нужно обследоваться в вендиспансере, потому что у него обнаружилась гонорея. Но от кого он заразился, Александр мне не сообщил, сказав лишь, что сейчас эту женщину уже отправили из города. Я обследовалась и оказалась здорова, а ему пришлось лечиться от гонореи до начала февраля 1973 года...»

Уже потом выяснилось, что речь шла не только о супружеской неверности, но и о серьезном служебном проступке. В конце 1972 года не только Шурыгин, но и некоторые другие сотрудники Отрадненского ГОВД оказались вынуждены лечить гонорею, которую получили после сексуальных контактов с... условно освобожденными женщинами! Все они зависели от произвола работников спецкомендатуры, где работал Шурыгин.

В те годы рядовой советский обыватель боялся вендиспансера не только потому, что. в этом заведении посторонние люди копались в чужих интимных отношениях, но и из-за вполне реального риска потерять работу. Ведь в те годы по негласному правилу каждый вендиспансер регулярно направлял списки своих вновь выявленных пациентов в советские, партийные и правоохранительные органы.

И потому можно себе представить реакцию прокурора Отрадного Абдрахмана Салахова, когда 16 февраля 1973 года в ответ на его очередной запрос из городского вендиспансера пришел список новых пациентов этого учреждения. В перечне оказались фамилии сразу нескольких работников Отрадненского ГОВД, в том числе Александра Шурыгина и участкового инспектора Юрия Чернова А как раз накануне прокуратура занималась проверкой жалобы одной из бывших «воспитанниц» спецкомендатуры, которой незадолго до того «химию» по представлению администрации заменили лишением свободы в колонии. Так вот, в своем письме зечка приводила фамилии женщин, пока еще остающихся на «химии», но регулярно «отрабатывающих» телом хорошее к себе отношение.

Через пять дней по этому и другим поводам у Салдхова состоялась нелицеприятная беседа с начальником Отрадненского ГОВД подполковником Александром Мухиным. Сам городской прокурор рассказывал об этом следователю так:

«Утром 21 февраля ко мне по служебным делам пришел инспектор ОБХСС Петр Мазьков. Он в разговоре сообщил, что работники ГОВД Дорофеев, Шурыгин и Чернов сегодня ночью пьянствовали в одном из притонов, с ними были также шофер прокура-
туры Александр Сасса и еще двое внештатных сотрудников милиции.

Сразу же после этого разговора я пошел в го-ротдел, где в кабинете начальника ГОВД Мухина дежурство от Трофимова принимал Дорофеев. В тот момент, когда я вошел, Мухин ругал Дорофеева: «Какой у вас вид! Пьете, лицо опухло!» Дорофеев выглядел помятым и с похмелья, но пытался все отрицать.

Когда Дорофеев ушел, я рассказал Мухину о результатах проверки жалобы по фактам служебной нечистоплотности работников спецкомендатуры, а еще сообщил об информации из вендиспансера.

Около 12 часов дня по этому поводу я отобрал у Чернова объяснение о том, что он и Шурыгин заразились гонореей от условно осужденной Тамары Скворцовой, половые акты с которой они неоднократно совершали на квартире у Чернова».

Однако прокурор и начальник милиции в тот момент знали еще далеко не все.

Впоследствии выяснилось, что Дорофеев и Шурыгин пьянствовали уже пятые сутки. Шурыгин в феврале 1973 года сдавал экзамены в Куйбышевском филиале Елабужской школы милиции. 20 февраля он должен был поехать в Куйбышев, но в этот день в горотделе давали зарплату. Какая может быть после этого учеба? В итоге Дорофеев и Шурыгин 20 февраля пили всю вторую половину дня, а вечером отправились на квартиру к женщине, которая стояла на учете в милиции как содержательница притона...

Вернувшись после попойки домой, Шурыгин лег спать, а утром 21 февраля сказал жене, что вчера ездил на Экзамены, но сдать их не смог.

Голова у него болела с похмелья, и Александр решил опять отложить поезДку в Куйбышев и позаниматься дома с учебниками.

Днем к нему приехал Дорофеев, который сообщил, что их дела плохи: начальство узнало о ночной гулянке, и с него по этому поводу требуют объяснение. А еще Дорофеев сообщил, что Шурыгина ищет прокурор города. Мол, вы там в спецкомендатуре совсем потеряли осторожность и чувство меры, заставляя зечек сношаться с вами чуть ли не каждый день...

Затем дружки снова выпили, и Дорофеев, будучи уже изрядно навеселе, снова отправился на службу.

До трагической развязки оставалось всего несколько часов...

ВОДКА, «ВОЛГА», ДВА СТВОЛА...

Дорофеев с нетерпением ждал своего приятеля, с которым они еще днем условились о встрече. Шурыгин пришел в горотдел около 10 часов вечера. Милиционеры взяли из оружейного шкафа два автомата Калашникова, семь магазинов с подсумками, нераспечатанную коробку с патронами, а также свои пистолеты Макарова и по две обоймы патронов к ним. По словам Дорофеева и Шурыгина, они хотели пострелять где-нибудь за городом:

На попутном автобусе дружки приехали в село Беловка Богатовского района, где переночевали в доме пенсионерки Веры Марсаковой, знакомой Дорофеева.

Утром, проспавшись, сержанты решили; что им нужна машина. Около 11 часов 21 февраля они вышли на трассу Богатое - Отрадный. ЖДать пришлось недолго - со стороны Богатого показалась белая «Волга». Дорофеев, одетый в милицейскую форму, остановил легковушку и попросил довезти их до Отрадного. Уже потом выяснилось, что в этой машине ехали управляющий Нефтегорским районным объединением «Сельхозтехника» Анатолий Бобков и его водитель Алексей Щербатов. Выезжая утром из дома, они еще не знали, что это будет последняя поездка в их жизни...

О дальнейших событиях следствию стало известно со слов Дорофеева:

«Сев в попутную «Волгу», мы проехали около 10 километров, и тут я почувствовал себя плохо от выпитого вчера вина. Водитель остановил машину, следом за мной вышел Шурыгин. Он сказал мне: «Давай здесь», а я не стал возражать.

Мы сели обратно в кабину, и не успела «Волга» тронуться, как я выстрелил в спину Бобкова, а Шурыгин - два раза в голову Щербатова. Шурыгин тут же сел за руль, и так мы доехали до села Лугань.

Здесь у заброшенного здания мы вытащили убитых из кабины. Но когда мы подняли Бобкова, Шурыгин сказал, что он еще жив. Отнесли в здание труп шофера и бросили его у стены, а потом я взял пистолет и еще два раза выстрелил Бобкову в голову. Его; труп мы положили у другой стены.

Я обыскал Бобкова и забрал у него из карманов документы, 9 рублей денег и снял с пиджака институтский значок. Шурыгин нашел у Щербатова 32 рубля, а также взял его документы. Потом на «Волге» мы поехали обратно в Беловку, где на деньги шофера купили в магазине 4 бутылки водки и банку консервов. Затем выпивали в доме у Елены Марсаковой, родственницы той пенсионерки, у которой мы были прошлой ночью...»

Убийцы в милицейской форме пьянствовали здесь почти до самой темноты. А в
области к тому времени уже была объявлена операция «Сирена». Но лишь во второй половине дня 21 февраля в Отрадный из Богатовского РОВД поступило сообщение о двух трупах, найденных в заброшенном здании в селе Лугань.

В райцентр Богатое полетела телефонограмма: поскольку преступники вооружены автоматами, самим их не брать, а лишь выявить местонахождение и дожидаться прибытия внутренних войск.

Однако телефонный приказ опоздал на час. Старший инспектор уголовного розыска Богатовского РОВД капитан Николай Рачишкин и начальник районного паспортного стола лейтенант Геннадий Солдатов, незадолго до этого купивший «Жигули», уже выехали на поимку преступников. Как они «разобрались» с коллегами, на допросе у следователя рассказал Александр Шурыгин:

«К вечеру мы выпили всю водку. Тут я увидел, что к дому Марсаковой направляется автомашина «Жигули». Я сразу догадался, что приехали за нами, крикнул об этом Дорофееву, а сам с автоматом выбежал на улицу и сел в «Волгу» на место водителя.

Из подъехавшей машины вышел мужчина - как я впоследствии узнал, это был капитан Рачишкин. В правой руке он держал пистолет. В свете фар «Жигулей» мне было хорошо видно, что он идет свободно, не опасаясь, видимо, не зная о том, что мы вооружены автоматами.

Рачишкин подошел к «Волге», открыл дверь кабины и сказал: «Вылезай». В этот момент мне ничего не оставалось, как стрелять, и я дал по нему очередь из автомата. Рачишкин упал. После этого я дал очередь по автомашине «Жигули», и в ответ оттуда тоже раздались выстрелы, из-за чего у «Волги» вылетело Лобовое стекло.

После моих выстрелов из дома прибежал Дорофеев, сел рядом со мной на переднее сиденье, и мы уехали из Беловки...»

Начальник паспортного стола Солдатов не пострадал. А пока он давал показания, выезд из соседнего села Аверьяновка уже перекрыл взвод солдат под командованием старшего лейтенанта милиции Ивана Шумника.

Именно на этот взвод с одной из улиц Аверьяновки и вылетела на бешеной скорости белая «Волга» с выбитым лобовым стеклом. Из машины раздались автоматные очереди. Стреляли сразу из двух боковых окон. Старший лейтенант Шумник был убит наповал. Рядом с ним упали в снег несколько солдат милицейского батальона. Погибли рядовые в/ч 5421 Фрилинг и Щус, были серьезно ранены Шарифулин, Зубов, Коновалов. Уже потом выяснилось, что Дорофеев и Шурыгин стреляли по этому посту фактически вслепую.

Расстреляв патрульных, преступники помчались в сторону Отрадного. Однако на очередной колдобине машину резко бросило в сторону, и она вылетела в кювет. Шурыгин кое-как выбрался из кабины - и тут увидел, что сверху на шоссе один за другим останавливаются грузовики с крытым верхом.

Уже потом ВЫЯСНИЛОСЬ, что это местные рабочие-нефтяники на Трех «КрАЗах» ехали из Отрадного на промыслы. Однако Шурыгин, разум которого был замутнен погоней и алкоголем, в тот момент решил, что их догнали преследователи. Он вскинул автомат и открыл огонь по вышедшим из грузовиков людям. В результате погибли еще четыре человека: мотористы-водители объединения «Куйбышевнефть» Мордвинцев и Юдин, машинист Котмышев и оператор Захаров.

Спастись удалось лишь двоим из бригады. Когда со стороны перевернувшейся «Волги» раздались выстрелы, моторист-водитель Черепанов бросился под свой «КрАЗ» - в итоге он вышел из этого кошмара «всего лишь» с ранениями ног. А машинист Брейнер в успел прыгнуть в кювет, поэтому автоматные пули лишь продырявили его телогрейку.

А Шурыгин, положив на обледенелый асфальт, целую бригаду нефтяников, вдруг увидел на трассе дальний свет еще нескольких приближающихся автомашин. «Преследователи не отстают!» - вновь мелькнуло у него в голове. И правда, к месту дорожной трагедии в этот момент подъезжали подразделения внутренних войск в сопровождении наиболее опытных куйбышевских оперативников.

Убийца бросился бежать по трассе, прочь от ослепительного света фар. Однако преследователи уже через минуту оказались рядом. И тогда беглый милиционер снова открыл огонь.

Во время своей последней схватки Шурыгин успел убить еще одного работника милиции - лейтенанта Станислава Моисеева, а рядового внутренних войск Равиля Зинатулина тяжело ранил... Тем временем в кабине одной из машин нефтяников оперативники обнаружили... спящего Дорофеева. Как он здесь оказался, горе-милиционер объяснить не смог. Он лишь вспомнил, что от нервного напряжения и выпитой днем водки его быстро развезло, и он уснул сном невинного младенца.

Потом на допросах Дорофеев будет уверять следователя, что сморило его еще в тот момент, когда-после расстрела Шурыгиным капитана Рачишкина их «Волга» скрылась из Беловки. Очнулся же он уже после задержания в кабине грузовика. Стало быть, доказывал Дорофеев, на протяжении всей ночи он находился в беспамятстве и, следовательно, не мог стрелять ни по патрулю у села Аверьяновка, ни по рабочим-нефтяникам на шоссе, ни тем более по задержавшим его солдатам.

Однако через несколько недель его слова были опровергнуты выводами трасологической экспертизы. Оказалось, что в телах убитых и раненых рабочих застряли пули из пистолета Макарова, принадлежавшего Дорофееву. Кроме того, почти сразу было установлено, что по крайней мере дважды из «Волги», в которой ехали преступники, стреляли одновременно из двух автоматных стволов. Если Одним из стрелков был Шурыгин, то вторым мог быть только Дорофеев...

За случившееся понесли наказание руководители подразделения, в котором произошло ЧП. Приказом по областному УВД был освобожден от должности и уволен из органов внутренних дел начальник Отрадненского ГОВД Александр Мухин, а замполит горотдела Георгий Кислицын понижен в звании и должности.

Строгие выговоры получили и другие работники Отрадненского ГОВД. Участковый инспектор Юрий Чернов уволился из милиции сам, не дожидаясь, пока в его отношении сделают оргвыводы.

Михаила Дорофеева и Александра Шурыгина приговорили к расстрелу. В конце последнего тома их уголовного дела можно увидеть две небольшие справки областного суда о том, что приговор в отношении Шурыгина А.М. был приведен в исполнение в Сызранской тюрьме 9 января 1974 года, а в отношении Дорофеева М.С. - 10 января того же года.



Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC - 12 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
. cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Игорь Иванов