{Москва форум}
МОСКВА ФОРУМ
Текущее время: 11 дек 2017, 22:26

Часовой пояс: UTC - 12 часов


Высота и ширина HTML таблицы, пример
Политика
$('#s1').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });
Экономика
$('#s2').cycle({fx: 'scrollDown',
sync: 0, delay: -2000});
Новости Москвы
$('#s3').cycle({fx: 'scrollLeft',
sync:0, delay: -4000 });

Правила форума


При копировании материалов форума активная ссылка обязательна.Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах
(в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 72-ФЗ)



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ким Ир Сен.
СообщениеДобавлено: 27 май 2015, 09:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2660
Он правил сравнительно небольшой страной (в пять раз меньше Украины), но оставил глубокий шрам в истории человечества. Начатая им в 1950 году война унесла миллионы жизней и стала самой кровопролитной в XX веке после двух мировых. Его политика сделала Северную Корею "заповедником сталинизма", пережившим остальные государства этого типа...

Ким Ир Сен фото
Изображение

Страна: КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика; Северная Корея)
Годы у власти: 1948-1994
Официальная должность: председатель Кабинета министров; президент (с 1972 года)
Официальный титул: Великий Вождь, Солнце Нации и множество других
Годы жизни: 1912-1994
Происхождение: из семьи сельского учителя
Вероисповедание:атеист
Образование: неоконченное среднее
Семья: дважды был женат; шестеро детей (четыре сына и две дочери)

ЮНЫЙ МАРКСИСТ

О жизни Ким Ир Сена до ноября 1940 года, когда он впервые попал в СССР, известно очень мало. Северокорейская пропаганда, делая из Кима мессию, тщательно скрыла этот период его биографии. Взамен миру предложены его воспоминания о детстве, юности и молодости, переведенные на 20 языков. Восемь томов, порядка четырех тысяч страниц, а в них — легенда на легенде, миф на мифе... Написаны они, надо сказать, неплохо (явно поработали лучшие перья страны), но отделить в них правду от вымысла — крайне сложная задача.

Старший сын Ким Ир Сена Ким Чен Ир родился в Хабаровске в 1942 году и был записан в свидетельстве о рождении как Юрий Ирсенович Ким.
Изображение

Ким Сон Чжу, будущий Ким Ир Сен, родился в деревне недалеко от Пхеньяна. В 1910 году Корея была аннексирована Японией и стала ее генерал-губернаторством (фактически — колонией). Многие корейцы в поисках лучшей жизни переселялись в Китай, в Маньчжурию, а точнее — в ее пограничный регион Цзяньдао. Переехал туда и Ким с родителями. Его отец как участник национально-освободительного движения был на заметке у японской полиции, и на родине ему грозил арест. В Цзяньдао он неплохо устроился: достал фальшивый диплом медицинского техникума и "приступил к врачеванию, прочитав лишь несколько томов медицинского трактата". Интересно, что это шарлатанство и мошенничество отнюдь не смущало Ким Ир Сена. Он с гордостью пишет, что отец вскоре стал "знаменитым медиком", так как "очень дорожил людьми" и лечил бедняков в долг..

Почти 80% населения Цзяньдао составляли корейцы. Япония считала их своими гражданами и обещала им защиту от притеснений китайской администрации. "Гуманный жест" позволял ей наращивать свое влияние в этом маньчжурском регионе. Японцы создали там свои органы власти, параллельные местным. И китайское правительство не решалось вышвырнуть наглецов, опасаясь вообще потерять Цзяньдао.

Отец Кима, хоть и был корейским националистом, отдал сына в китайскую школу. "Если бы он не учил меня китайскому языку с детских лет, то я, проведя четверть века в Китае, сталкивался бы на каждом шагу с затруднениями из-за незнания этого языка,— пишет Ким. — Когда я выходил на улицу в китайской одежде и свободно говорил по-китайски, то не признавали во мне корейца даже японские сыщики, у которых обоняние развито, словно у охотничьей собаки. Да и маньчжурские полицейские терялись в догадках о моем происхождении".

В 1926 году Ким поступил в военное училище, созданное "Армией независимости Великой Кореи”. В странах Востока обожают пышные названия: эта "Армия" насчитывала около четырехсот националистов и была полузаконным вооруженным формированием, не имевшим ни одной порядочной винтовки. Ее члены совершали вылазки на территорию Кореи, нападая на отдельных японских полицейских и собирая с населения деньги в "фонд борьбы". 14-летний Ким, по его словам, уже тогда понял: не таким путем надо идти!

Прочитав "Манифест Коммунистической партии", он решил создать в училище — ни много ни мало — "Союз свержения империализма" (ССИ). "Надежные товарищи" "дали торжественную клятву: жить вместе и умереть вместе на пути революции во имя Родины и нации". Кима — самого младшего, но и самого грамотного — избрали руководителем ССИ. Однако вскоре он объявил товарищам, что разочаровался в училище (мол, здесь нельзя свободно говорить о Ленине и Октябрьской революции), а потому продолжит учебу в средней школе города Гирин. Он избрал этот маньчжурский город, который называли вторым Шанхаем, "следующей станцией своего жизненного пути".

— Как же так? — удивились товарищи. — Мы ведь недавно поклялись жить и умереть вместе!

Но у Кима был готов ответ:

— Необходимо распространять наши идеалы! Вы тоже идите в гущу масс!

Что ответили ему товарищи, осталось тайной...

АРМИЯ НА СПОРТПЛОЩАДКЕ

Ким в силу отцовского воспитания с детства ненавидел японцев и всё японское. Эта ненависть порой носила очень странный характер. Так, еще мальчиком он попал в корейский город Канге и увидел в домах вместо керосиновых светильников яркий электрический свет. "Жители Канге радовались, что проведено электричество, но мне было грустно и тяжело при виде улиц, где наплывал, как вал нечистот, японский образ жизни, такой чуждый нам"... В средней школе он, однако, позволял себе читать по ночам при свете чуждой электролампочки. По его словам, прочел "с большим увлечением" даже "Капитал" Маркса (около 4000 страниц). И это в четырнадцать лет!

Тогда же он, как положено мессии, выдвинул собственную идею: движущей силой революции вместо рабочих и крестьян вполне может быть учащаяся молодежь! "Мы развернули 15-летнюю антияпонскую вооруженную борьбу, сделав учащуюся молодежь костяком этой борьбы".

Ким, как следует из его мемуаров, без отрыва от школьной учебы создает Гиринское общество корейских детей для их анти-японского воспитания, Антиимпериалистический союз молодежи, Комсомол Кореи... Дошло до того, что "японские империалисты и китайская реакционная военщина стали постепенно догадываться о нашем существовании"...

В конце 1929 года вспыхнул конфликт на КВЖД — Китайско-Восточной железной дороге, проходившей из Читы во Владивосток по территории Маньчжурии. КВЖД считалась совместным советско-китайским предприятием, но маньчжурские власти попытались ее захватить. Их войска потерпели поражение в боях с Красной Армией, и совместный статус КВЖД был восстановлен. После этого правитель Маньчжурии Чжан Сюэлян начал закручивать гайки, преследуя всех, кто подозревался в симпатиях к СССР. "Под раздачу" попал и Ким с несколькими школьными товарищами: полиция узнала, что они читают коммунистическую литературу.

В тюрьме, пишет Ким, с ними обращались жестоко: выкручивали пальцы, заковывали в ножные кандалы с тяжелым куском железа. Но и за решеткой "можно сделать что-то на пользу революции". Решили выколоть глаз самому вредному надзирателю.

Нашелся исполнитель — китайский школьник Хуан Сютянь. "Он заострил кончик бамбуковой палочки. И, когда тот старший тюремщик смотрел через "волчок" в камеру, тот и пырнул его в глаз
острой палочкой. Из глаза его брызнула кровь и какая-то жидкая тушь... Ученики, сидевшие в камере, от всей души хвалили Хуан Сютяня,-называя его чуть ли не героем. Но за это его заточили в камеру одиночную и неотапливаемую даже в зимнюю стужу... Ученики потребовали от тюремщиков как можно скорее освободить из одиночной камеры их товарища, угрожая им: если его не освободят, выколоть вот так же глаза всем. И тюремная администрация пошла на уступки требованиям учащихся. С этого времени мы действовали в камере более свободно. Если захотим провести собрание, проводим его, а в случае необходимости свободно ходили и в другие камеры. Заявлю, что хочу сходить в такую-то камеру, и тюремщики сами открывали мне двери".Вот так он с однокашниками уже на школьной скамье стал грозой империалистов...

Ким сидел втюрьме несколько месяцев и, выйдя на свободу, бросил школу, чтобы стать профессиональным революционером. "Молодые коммунисты вместе с моими товарищами предложили именовать меня Ким Ир Сеном",—пишет он. По-корейски "Ир Сен" — "Восходящее Солнце".Ким уверяет, что протестовал:

"Я очень дорожил настоящим именем, данным мне отцом (Ким Сон Чжу.), поэтому мне было неприятно, когда называли меня другими именами.Тем более я не допускал, чтобы люди величали меня солнцем, это мне, молодому человеку, было совсем не к лицу. Но как бы резко ни осуждал я их, как бы ни отговаривал от их затеи, все было напрасно. Зная, что мне это было неприятно, они охотно пустили в ход имя Ким Ир Сен".

Ну что тут скажешь? Просто садисты!..(Документально подтверждено, что Ким сам назвал себя Ир Сеном в середине 30-х годов, когда погиб его партизанский командир с этим именем. У корейцев было принято брать имена достойных покойников, так что это не самозванство. Но и скромностью здесь, конечно, не пахнет.)

Ким утверждает, что после выхода из тюрьмы его разыскал курьер Коминтерна и уговаривал отправиться на учебу в СССР:—Коминтерн возлагает большие надежды на вас!

Чтобы 18-летнее Восходящее Солнце долго не раздумывало, курьер раскрыл перед ним чемодан. Там лежали костюм, сорочка, галстук и ботинки. Оставалось переодеться — и в Москву! Однако Ким не дрогнул:

— Большое спасибо вам за внимание. Но я пойду в Восточную Маньчжурию, в народ. Если я буду кушать в Советском Союзе хлеб, то, может быть, стану пророссийским. Но таким быть не хочу. А марксизму-ленинизму буду учиться по книгам.

В том же 1930 году Ким Ир Сен, согласно его мемуарам, совершил два великих деяния: создал первую настоящую партийную организацию и Корейскую революционную армию. Читаем:

"Коммунисты раннего периода не думали самостоятельно создавать партию и делать революцию, каждый выдавал свою фракцию за "ортодоксальную" и, смастерив себе печать из картошки, хлопотал, чтобы добиться признания Коминтерна. Мною был намечен курс борьбы, который заключался в том, что для разгрома японских империалистов и возрождения Родины надо бороться с оружием в руках и создать новую, революционную партию, свободную от фракционности. ..С тех пор, как была создана первая партийная организация, наша революция одерживала победу за победой под руководством коммунистов нового поколения, хрустально чистых и свежих, не запятнанных пороками сектантства".


Одна из северокорейских картин на тему партизанского прошлого Ким Ир Сена
Изображение

Это, мягко говоря, легенда. Никакой корейской парторганизации "нового поколения" Ким не создавал, — он и его товарищи вступили в коммунистическую партию Китая. А с "Корейской революционной армией" вообще чудеса: церемонию ее создания, по словам Кима, он провел через два месяца после своего выхода из тюрьмы на... школьной спортплощадке!

"Прежде чем вручить бойцам оружие, я выступил с короткой речью. В ней подчеркивалось, что КРА является политической и полувоенной организацией коммунистов Кореи, созданной для подготовки к антияпонской вооруженной борьбе", (том 2, с.90).

В Северной Корее воспоминания Кима всенародно изучались на политзанятиях. И наверняка у людей с мозгами возникали вопросы: "Что это за армия, уместившаяся на спортплощадке? И возможно ли открыто раздавать оружие там, где бросают в тюрьму всего лишь за чтение Маркса?..". Но вслух, конечно, никто не высказывал сомнений. Молчали, слушали и конспектировали...

В Советском Союзе в конце 70-х годов тоже было нечто подобное: на предприятиях и учреждениях "изучали" воспоминания кремлевского старца Брежнева, их включили в школьную программу по литературе, а всенародно любимый артист Тихонов ("Штирлиц") даже начитал их военную часть "Малая Земля" на грампластинки. Но Брежнев не пытался переписать историю страны, ему было важно потешить свое честолюбие: показать, что с ним, полковником, якобы советовался маршал Жуков, получить еще две "Золотые Звезды" Героя СССР, Ленинскую премию по литературе и членский билет Союза писателей №1. А Ким Ир Сен стремился доказать, что корейцы освободили себя от японского ига собственными силами, и главную роль в этом сыграл он сам,с детства предназначенный судьбой к такому подвигу.

Кстати, весьма вероятно, что шумиха вокруг брежневских мемуаров подтолкнула Ким Ир Сена к созданию собственных.

ПЕЛЬМЕНИ БЕЗ ОТРЫВА ОТ ПУЛЕМЁТА

Осенью 1931 года японская армия захватила Маньчжурию. "Для приличия" там было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го во главе со свергнутым двадцать лет назад китайским императором. И Маньчжурия закипела! В партизанской войне с оккупантами участвовали не только китайцы, но и корейцы с монголами, жившие в этой части страны.К несчастью, у партизан не было единства. Одни отряды подчинялись националистам, другие коммунистам, третьи вообще никому. Японцы искусно этим пользовались, стравливая их между собой. А внутри отрядов они создавали на национальной почве атмосферу нервозности и недоверия.

Китайские партизаны с подозрением относились к корейцам,— они ведь считались гражданами Японии. И японцы подлили масла в огонь, создав организацию "Минсэндан" для самозащиты маньчжурских корейцев от хунхузов (так в Китае называли бандитов). Среди членов "Минсэндана" были агенты японской жандармерии, обязанные проникать в лесные отряды для вредительства и сбора информации. Этот факт вызвал у партизан настоящую эпидемию паранойи.Так, если партизанский повар не доварил кашу — этого уже было достаточно, чтобы обвинить его в причастности к "Минсэндану",—пишет Ким Ир Сен. Оснований для устрашающих слов: "Дело рук "Минсэндана" — хватало". Две тысячи партизан-корейцев были убиты боевыми товарищами как предполагаемые минсэндановцы. Ким и сам попал под подозрение, но за него поручился китайский командир, которого он спас в бою.

Ну, а где же Корейская революционная армия, рожденная на школьной спортплощадке? Ее просто не было. Корейцы воевали с японцами в составе китайских партизанских армий. Ким Ир Сен не раз упоминает (например, в томе 2 на с. 405-406), что формировал полки, дивизии и корпуса. В действительности он был командиром отряда, численность которого в разное время колебалась от пары десятков до пары сотен человек. И, видимо, хорошим командиром.

Горная Маньчжурия — суровый край. Зимой там морозы за тридцать градусов, а случались и до пятидесяти. Вечными спутниками партизан были голод и болезни. Уже то, что Ким Ир Сен в этих условиях восемь лет выполнял свой долг, заслуживает большого уважения. К сожалению, он занялся мифотворчеством, утратив всякое чувство меры и даже чувство юмора.

Описание боев порой выглядит так, будто их автор — барон Мюнхгаузен:

"Партизанская "богатырка" Ким Хвак Сир стреляла из пулемета всегда с широко открытыми глазами. На вопрос боевых друзей: "Почему ты не закрываешь один глаз?", она отвечала: "Чтобы как следует разглядеть мерзкие мордашки япошек!". Каждый раз, когда она поворачивала дуло пулемета, враги с воплями валились наземь. В тот день она даже бросилась в рукопашную штыковую схватку. В бою под уездным центром Фусун был и такой эпизод. Ким Чен Сук, взяв по маузеру в каждую из рук, стреляла, словно из пулемета, и скосила десять с лишним врагов".

А вот другой ожесточенный бой:

"Даже мне пришлось лечь за пулемет. На нас нажимали со всех сторон, и нам некуда было выскользнуть, некогда было ни перевести дух, ни перекусить. Неожиданно я боком почувствовал что-то теплое. Сунул руку в карман и вынул оттуда... пельмени. Бросил взгляд в сторону и увидел, что Чен Сук перебегает от одного бойца к другому и раздает им пельмени. Положив в рот и жуя эти пельмени, мы продолжали бой"...

Кажется, будто японская армия играла с партизанами в поддавки. Но она к 1940 году почти очистила от них Маньчжурию. Ким Ир Сен был одним из немногих уцелевших командиров. В его отряде оставались считанные бойцы. Спастись можно было только одним путем — уйти на территорию СССР. Так они и сделали.

Неудобный для Ким Ир Сена факт! Умолчать о нем нельзя, опровергнуть — тем более. Но можно подать его в мемуарах вот так:

"В ноябре 1940 года я пересек советско-маньчжурскую границу и ступил на советскую землю для участия в совещании, созванном Коминтерном".

Всего одна фраза — и бегство от японцев превратилось в зарубежный деловой визит...

СЕКРЕТНАЯ БРИГАДА

С этого момента жизнь Ким Ир Сена становится прозрачной благодаря советским архивам и воспоминаниям советских офицеров. А его мемуары можно дальше не читать. Но мы к ним еще вернемся, — они прекрасный пример того, как легко поставить историю в нужную автору позу.

В Хабаровске Ким Ир Сен прошел проверку СМЕРШа. С этим не возникло проблем: на советской территории уже находились хорошо его знавшие партизанские командиры. Затем Кима зачислили на ускоренные офицерские курсы при Хабаровском пехотном училище. Рядом с ним была любящая жена Чжон Сук, партизанка его отряда. Ким Ир Сен с благодарностью вспоминает, как она маньчжурской зимой сушила на своем теле его выстиранную одежду и как остригла волосы, чтобы сделать ему из них теплые стельки. В Хабаровске она родила ему двух сыновей — Чен Ира и Пон Ира. Все вокруг называли их по-русски: Юра и Шура.

Тем временем под Хабаровском по приказу командующего Дальневосточным фронтом генерала Апанасенко была создана секретная часть, названная 88-й отдельной стрелковой бригадой. В нее вошли примерно 1500 человек: маньчжурские партизаны, ушедшие на территорию СССР, и советские граждане (китайцы, корейцы, даже эвенки с нанайцами). Бригада должна была заниматься разведкой и диверсиями в японском тылу. Командиром ее корейского батальона в полтораста штыков был назначен новоиспечённый капитан Красной Армии Ким Ир Сен, неплохо говоривший по-русски.

Время от времени бойцы бригады малыми группами проникали в Маньчжурию, добывая разведданные. Диверсиями пока не занимались, чтобы не дразнить Японию, почти готовую выступить на стороне Гитлера против Советского Союза. Ким Ир Сен называет 88-ю бригаду "Объединенными Интернациональными Войсками Кореи, Китая и СССР", а себя — командующим КНРА (Корейской Народно-Революционной Армией). Его смущают капитанские погоны (командарм должен быть генералом!), но он и здесь находит выход. Он пишет, что в бригаде "воинские звания были установлены ниже нормы, как бы в символическом смысле, чтобы обезопасить военно-политические кадры КНРА от шпионско-диверсионных действий врага". То есть фактически я был генералом, а звание капитана служило мне только для маскировки...

Ким Ир Сен утверждает (том 8, с.522), что бригада не только посылала своих бойцов в японский тыл, но и сам он "побывал в Корее". Это тоже фантазия. Согласно архивным документам он с ноября 1940 года до середины сентября 1945-го ни разу не покидал СССР. Ничуть не хочу упрекнуть его в трусости — он доказал свое мужество в боях. Но чего не было, того не было.

УТЕШИТЕЛЬНЫЙ ОРДЕН

Северную Корею освободила 25-я армия 1-го Дальневосточного фронта под командованием генерала Чистякова, потеряв убитыми и ранеными около 5 тысяч человек. Советское вторжение началось 9 августа, а уже 14-го японский император приказал своим войскам сложить оружие (правда, Квантунская армия в Маньчжурии и некоторые части в Корее сопротивлялись еще четыре дня). Армия Чистякова дошла до 38-й параллели, — южнее, согласно договору с союзниками, капитуляцию должны были принимать американцы, еще не успевшие высадиться в Корее.

Ким Ир Сен рвался в бой, однако его батальон не получил приказ выступать и оставался в лагере под Хабаровском. В конце августа Киму вручили орден Красного Знамени, но это было слишком слабым утешением. Ничего, он еще возьмет свое, утверждая в мемуарах, что 9 августа "отдал приказ всем отрядам КНРА начать генеральное наступление", и "японские органы правления" были разгромлены в тысяче разных мест! Красная Армия, по его словам, часто входила в уже освобожденные корейцами города. Даже Пхеньян освободил не советский воздушный десант, а некие корейские "вооруженные организации" (том 8, с.543).

"Освобождение Кореи — это великий плод, добытый собственными силами нашего народа и Народно-революционной армии", — подвел итог Ким Ир Сен. И милостиво добавил: "...в благоприятных условиях, когда советские войска громили японскую Квантунскую армию"...

Сталин позволил партизанам Тито первыми вступить в Белград. Почему он не сделал такой же красивый жест по отношению к Ким Ир Сену? Да потому что в августе 1945-го он еще не решил, кого назначить вождем Северной Кореи! У Сталина было слишком много экстренных вопросов в Китае и Европе, Корея же могла подождать...

Кандидатов в вожди искали среди советских корейцев, среди засланных в Корею в 20-30-е годы агентов Коминтерна и, конечно, среди партизан. Счастливый билет выпал Ким Ир Сену. Политработник 1-го Дальневосточного фронта подполковник Григорий Меклер дал ему отличную характеристику: дисциплинированный, ответственный, требовательный к подчиненным, морально устойчив, пользуется уважением бойцов. Особо отметил его большую любовь к товарищу Сталину. Это, видимо, и сыграло решающую роль. Ким Ир Сена сделали не помощником советского военного коменданта Пхеньяна, как хотели вначале, а председателем Временного народного комитета Северной Кореи, то есть Временного правительства.19 сентября 1945 года его доставили из Владивостока в порт Вонсан на пароходе "Емельян Пугачёв". К нему был прикомандирован в качестве советника и опекуна подполковник Меклер.

ЯВЛЕНИЕ ВОЖДЯ НАРОДУ

"В буре восторгов, охватившей всю страну, народ с нетерпением ждал возвращения национального героя Полководца Ким Ир Сена, — гласит официальная история КНДР. — 400 тысяч жителей Пхеньяна с нетерпением ждали его, гадая, когда он вернется — завтра или послезавтра". В действительности почти никто его не знал и уж тем более не ждал. И подполковник Мекпер, выполняя поставленную Москвой задачу, организовал в Пхеньяне грандиозный митинг, на котором генерал Чистяков представил народу Ким Ир Сена как "легендарного партизанского вождя".

Дело пошло: советская военная администрация стала энергично создавать его культ по испытанной сталинской технологии. Правда, звучали голоса, что "царь не настоящий" — слишком молод, да и вообще русские привезли Лжекима, который никогда не бывал в Корее. Но Меклер в ответ устроил торжественную, с участием многочисленных корреспондентов, встречу Кима с дедушкой и бабушкой в родной деревне. Скептики были посрамлены..

После смерти жены Ким Ир Сен был безутешен. Бюст на ее могиле.
Изображение



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ким Ир Сен.
СообщениеДобавлено: 18 июн 2015, 00:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2660
Если человека постоянно называть свиньей, он начнет хрюкать. Если его каждодневно прославлять, он искренне уверует в свое величие и гениальность.

Ким Ир Сен фото
Изображение

Ким Ир Сен не исключение, но как умный человек он вел себя поначалу довольно скромно. Понимал, что его культ, создаваемый "советскими товарищами", — политическая необходимость. И при всей своей любви к воинским званиям не спешил становиться маршалом: сокращать дистанцию между собой и Сталиным, еще недавно носившим маршальский китель, было небезопасно. Зато начиная с 1953 года Ким не обделял себя наградами и званиями: маршал, трижды Герой КНДР, Герой Труда, а в 80 лет даже генералиссимус...

ГРАНАТА НЕ ДОЛЕТЕЛА

Всего этого могло не быть, — 1 марта 1946-го во время очередного митинга кто-то из огромной толпы бросил в Ким Ир Сена гранату. Ее поймал в прыжке младший лейтенант Новиченко, охранявший со своим взводом трибуну. Отбросить ее в сторону было нельзя — кругом на площади люди. Яков Новиченко упал наземь, накрыв гранату своим телом. Жизнь ему спасла толстая книга "Порт-Артур" под шинелью, за поясом гимнастерки. Но один его глаз и кисть правой руки пришлось ампутировать.У Кима еще не было своих наград, и младший лейтенант получил серебряный портсигар с надписью "Герою Новиченко от Председателя Временного Народного Комитета Северной Кореи Ким Ир Сена". После госпиталя Яков Тихонович уехал на родину, в глухую сибирскую деревню, не догадываясь, что стал в КНДР национальным героем и вписан в школьные учебники как спаситель Солнца Нации.В 1984 году Ким Ир Сен во время визита в СССР не без труда его разыскал и неоднократно принимал в Корее как самого почетного гостя. Хранить благодарность к простому человеку в течение стольких лет способны далеко не все политики...

НОСИШЬ ГАЛСТУК? БУДЕШЬ МЭРОМ!

А кто же бросил гранату? И был ли он задержан? Сведения отсутствуют. Скорее всего, он сразу покончил с собой или его растерзала толпа.Это мог быть фанатик-одиночка, но в Москву доложили, что нити теракта тянутся в Южную Корею. Отношения между двумя половинами страны уже тогда были напряженными.

На Юге после капитуляции Японии произошло примерно то же, что и на Севере: военная администрация создала временное правительство во главе со "своим" корейцем. Естественно, американцы выбрали на эту роль антикоммуниста. Самой подходящей кандидатурой им показался Ли Сын Ман — профессор, который много лет жил в США и, по идее, был привержен демократии. Но он, в отличие от Ким Ир Сена, не имел управленческих кадров, на которые мог бы опереться.

Вместе с Ким Ир Сеном в Корею прибыли бойцы его хабаровского батальона. Им пришлось переключиться на административную работу, а большинство ответственных постов заняли корейцы из СССР и Китая. Американцы же не обеспечили Ли Сын Мана кадрами. Они подготовили около двух тысяч чиновников для работы в Японии, но те не знали корейского языка и не желали ехать в нищую отсталую страну. Доходило до смешного: американский полковник остановил на улице Сеула единственного корейца в галстуке и спросил, не хочет ли тот стать мэром столицы... Немногочисленные корейско-английские переводчики были на вес золота и часто этим злоупотребляли, переводя неточно, но с выгодой для себя. Неудивительно, что в Южной Корее цвела коррупция.

Наладить нормальную жизнь мешал и земельный вопрос. На Севере у 46 тысяч японских и корейских помещиков конфисковали более 1 миллиона гектаров земли и передали ее весной 1946 года 725 тысячам крестьян (колхозное рабство было еще впереди). На Юге же американцы ограничились тем, что снизили арендную плату крестьян за помещичью землю до одной трети урожая.

Всё это будоражило население Южной Кореи и озлобляло его против власти. У Ким Ир Сена крепла уверенность, что после ухода американцев режим Ли Сын Мана падёт, стоит только подтолкнуть его штыками.

ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ ФИЛИППОВ

К 1949 году американские и советские войска были выведены из Кореи. Ким Ир Сен жил в радостном возбуждении: близится час военного объединения страны! У него уже была двухсоттысячная армия, оснащенная советским оружием. Оставалось получить согласие Сталина.Надо сказать, что и Ли Сын Ман отнюдь не был "голубем мира". Он тоже лелеял мечту объединить Корею под своим началом и позволял себе воинственные высказывания, но дальше инцидентов на границе дело не шло.

1 марта 1949 года Ким Ир Сен приехал в Москву и был принят в Кремле. Он уверял, что народ на Юге ждет не дождется коммунистов и обещал за несколько дней одержать полную победу. Сталин не разделял его оптимизма: если война затянется, в нее вступят американцы. Ким уехал ни с чем, получив лишь совет постепенно накапливать силы.

Однако упрямства ему было не занимать. Он вновь и вновь через советского посла в Пхеньяне Штыкова поднимал ту же тему. Через год, в апреле 1950-го, Ким снова встретился в Москве со Сталиным и на этот раз достиг цели.

Почему же Сталин изменил свою позицию? Дело в том, что за год произошли два важнейших события: у СССР появилась своя атомная бомба, а Китай стал коммунистической республикой. Соотношение сил в мире и особенно на Дальнем Востоке существенно изменилось. Теперь Сталин был согласен развязать Ким Ир Сену руки и помогать ему, но тайно, чтобы не быть втянутым в войну. Кремлевский вождь был настолько осторожен, что свои шифрограммы в Пхеньян и Пекин подписывал псевдонимами Фынь Си, Чань Фу и Филиппов...

25 июня 1950 года в 4 часа утра 175 тысяч солдат Корейской народной армии и 150 танков Т-34 пересекли границу. А народам социалистических стран сообщили, что войну начала Южная Корея! Советский диктор говорил гневным голосом: "Повинуясь приказу американского командования, лисынмановская армия перешла 38-ю параллель. Преступление совершено!.."

Для южан вторжение стало полной неожиданностью. Они не были готовы к обороне. Уже через три дня части КНА вошли в Сеул. Ким Ир Сен послал спецгруппу для захвата Ли Сын Мана, но тот успел бежать. Его армия в панике отступала. Мост в Сеуле через реку Ханган был взорван раньше времени вместе с беженцами и южнокорейскими солдатами, потому что командиру сапёров почудился на другом берегу грохот вражеских танков...

Ким Ир Сен рассчитывал, что в Южной Корее вспыхнет народное восстание в поддержку "освободителей". Это была иллюзия. Ли Сын Мана там не любили, но и коммунистам хорошо знали цену. Тем не менее, КНА успешно наступала, и вскоре под властью Ким Ир Сена был весь Корейский полуостров, кроме юго-восточного краешка с портом Пусан.

Уже 25 июня Совет Безопасности ООН осудил северокорейскую агрессию и призвал Объединенные Нации противодействовать ей. Советский представитель, имея право вето, мог похоронить эту резолюцию простым поднятием руки, но он отсутствовал на заседании (СССР тогда бойкотировал Совбез, протестуя против того, что членом ООН является Тайвань, а не Китай Мао Цзэдуна). После этого высадка американских войск в Пусане стала вполне законной, хотя СССР, Китай и Северная Корея называли ее интервенцией. Кроме американцев, в Пусан прибывали бойцы других стран-членов ООН — от Великобритании до Люксембурга, приславшего сорок солдат. Главнокомандующим силами ООН в Корее был назначен генерал Макартур.

ОШИБКА КОМАНДИРА БАТАЛЬОНА

Ким Ир Сен, однако, не расставался с мыслью сбросить противника в Японское море (в районе знаменитого Цусимского пролива). Он стянул к Пусану почти все силы КНА, забыв о тылах. Предостеречь его было некому, — Сталин отозвал своих военных советников, опасаясь, что они могут попасть в плен и выдать причастность СССР к этой войне...

Американцы использовали грубую ошибку Ким Ир Сена (а чего вы хотите от командира батальона, ни дня не воевавшего на фронте?). Они высадили крупный морской десант на западе полуострова возле порта Инчхон, в 70 км от Сеула. Его прикрывали 500 самолетов и вертолетов (интересно, что вертолеты впервые участвовали в боевых действиях).Сеул был освобожден 24 сентября. А с пусанского плацдарма пошли в наступление войска ООН и Южной Кореи.(Войска ООН участвовали и в других наземных операциях.Для простоты будем называть их американскими, т.к. американцев было абсолютное большинство.) Обе стрелы — с запада и с юга — сомкнулись возле 38-й параллели. Почти 100 тысяч северокорейских солдат были взяты в плен. Остальные, бросив технику и артиллерию, уходили в горы, чтобы вырваться из котла или вести партизанскую войну.

Президент Эйзенхауэр (слева) обедает с солдатами
Изображение

Генерал Макартур предложил Ким Ир Сену капитулировать и содействовать ООН в создании независимого демократического правительства объединенной Кореи. Последовал гордый отказ. Перед генералом встал принципиальный вопрос: наступать ли дальше, за 38-ю параллель? Генеральная Ассамблея ООН фактически дала ему на это "добро" — проголосовала за "соответствующие шаги для обеспечения устойчивого положения во всей Корее".,.

ЛЁТЧИК ЛИ СИ ЦЫН

Американцы продолжили наступление и 20 октября 1950 года, высадив воздушный десант, взяли без боя Пхеньян. Остатки КНА, боясь нового окружения, бежали на север, к китайской границе.

"Мы получали донесения о трагическом состоянии духа у Ким Ир Сена. Я крепко сочувствовал ему, — вспоминал Хрущев. — Сталин уже смирился с тем, что Северная Корея будет разбита и что американцы выйдут на советскую сухопутную границу".

Но тут из Китая хлынули "добровольцы", посланные Мао Цзэдуном, и маятник войны качнулся в обратную сторону. 6 декабря китайцы освободили Пхеньян, а через месяц были в Сеуле. В марте 1951 года генерал Макартур, используя превосходство в артиллерии, танках и авиации, сумел оттеснить их назад, к 38-й параллели. Он требовал у президента Трумэна не менее 30 атомных бомб, чтобы поставить точку в этой "чёртовой войне". Ли Сын Ман горячо его поддерживал.

Трумэн, однако, не был склонен к авантюрам. События в Корее и без того балансировали на грани третьей мировой. В апреле президент заменил Макартура более умеренным и предсказуемым генералом Риджуэем.

В корейской войне впервые широко использовалась реактивная авиация.
Изображение

Период стремительных наступлений и отступлений закончился,—война стала позиционной. Теперь американцы возлагали главные надежды на "летающие крепости" В-29. Они еще при Макартуре дотла разбомбили Пхеньян и вынудили Ким Ир Сена перенести свою ставку в пещеру.Но американские самолеты уже не господствовали в небе Северной Кореи. Еще в ноябре 1950-го у них появились сильные "оппоненты" — советские истребители с опознавательными знаками КНР, стартующие с китайских аэродромов. В их кабинах сидели советские пилоты в китайской форме. Им было строго запрещено общаться в эфире по-русски: каждый получил листок с командами на китайском, который крепился к колену. Но в пылу боя забывали об этом наколенном разговорнике и переходили на родной язык. Командование придумало объяснение для американцев: русский мат, господа, интернационален! Кроме матерных, говорите, были в эфире и другие слова? Представьте аудиозапись, разберемся. Но сразу должны сказать, что многие китайцы жили в детстве в Сибири и свободно владеют русским языком!..

Вся эта секретность была шита белыми нитками, но Сталин придавал ей огромное значение. Мой дядя, окончивший Васильковское авиационное училище под Киевом, воевал в Корее и привез оттуда полуанекдот: "Сбитый американский пилот спрашивает, что за ас его победил, а ему отвечают: "Китаец Ли Си Цын!..". Шутки шутками, но при отборе советских летчиков на ту войну предпочтение отдавали брюнетам. А дядя за три года даже успел пожелтеть лицом (не удивлюсь, если в пище была специальная добавка)...

Неопровержимо доказать участие в СССР в войне можно было только одним путём — взяв советского летчика живым. Поэтому им запрещалось пересекать 38-ю параллель. Был такой случай: старший лейтенант Стельмах сбил два бомбардировщика В-29, но и сам был сбит. Он благополучно катапультировался, увидел приближающихся военных в незнакомой форме и, решив, что попал на вражескую территорию, застрелился. А это были солдаты Корейской народной армии...

Сталин послал в Корею летчиков не только на поршневых самолетах, но и на новейших реактивных МиГ-15, не уступавших американским Р-86. Выделил зенитчиков. Вернул и военных советников — с условием, что близ линии фронта, где можно попасть в плен, они будут в штатском и с журналистскими удостоверениями.

Тем не менее, Мао и Ким Ир Сен были недовольны. Оба хотели широкого участия Советской Армии и считали, что СССР ведет себя "не по-братски". Так что первая кошка между ними и Москвой пробежала еще при жизни Сталина.

НИЗКИЙ СТУЛ ДЛЯ АДМИРАЛА

К середине 1951 года стало ясно, что объединить страну военным путем нереально. Москва предложила начать переговоры о прекращении огня. Возражал только Ли Сын Ман, но его голос мало значил в войне, которая, хоть и считалась гражданской, была, по сути, китайско-американской.

Первый раунд переговоров состоялся в приграничном городе Кэсон. Китайско-северокорейскую делегацию возглавлял начальник штаба КНА Нам Ир. Он сразу сел за стол лицом к югу — так по корейской традиции сидит победитель. К тому же американскому адмиралу Джою, представлявшему войска ООН, дали низкий стул. Всё это было сделано специально для фотокоров пекинских и пхеньянских газет.

Такое начало не сулило ничего хорошего. Первым же камнем преткновения стала разделительная линия: американцы настаивали, чтобы она прошла не по 38-й параллели, а несколько севернее, вдоль фронта. Обе делегации быстро исчерпали свои аргументы и жгли друг друга ненавидящими взглядами...

Чтобы сделать противника сговорчивее, "летающие крепости" продолжали бомбить Северную Корею. На передовой северяне буквально зарылись в землю, благо местность была холмистая. Но в тылу укрыться от фугасных и напалмовых бомб было практически негде. Ким Ир Сен писал Сталину: "Только за одни сутки варварской бомбардировки только одного города Пхеньяна убито и ранено свыше 6000 мирных жителей".

Но и американцы несли потери. Самые резонансные — в авиации. За годы войны, согласно советским данным, было сбито 1097 самолетов ВВС США, в том числе 170 бомбардировщиков "В-29 (экипаж этой "летающей крепости" состоял из 11 человек). В Америку прибывали многочисленные гробы под звездно-полосатыми флагами. А в ноябре 1952 года предстояли очередные выборы президента. У Трумэна был мучительный выбор: объявить народу, что в Корее воюют советские летчики, или молчать. Первый вариант переключил бы возмущение электората на русских, но это имело бы непредсказуемые последствия вплоть до ядерной войны. Молчание же означало, что американских летчиков сбивают "какие-то жалкие китайцы", а это был сильнейший удар по имиджу президента. Гарри Трумэн поступил как ответственный политик:выбрал вариант молчания. Это стоило ему президентского кресла, но он думал не о себе. Хозяином Белого Дома стал генерал Эйзенхауэр, один из главных полководцев Второй мировой войны. Уже в декабре он посетил Корею и лично убедился, что дальнейшее кровопролитие бессмысленно. Его позиция привела в июле 1953 года к прекращению войны.


В Корее погибли 34 тыс. американских солдат и офицеров.Мемориал в Вашингтоне.
Изображение

Ли Сын Ман остался верен себе — не подписал договор о перемирии. Но сказал, что и мешать не будет, если в Южной Корее останутся американские войска. А северокорейская сторона подписала. Но это вовсе не значит, что Ким Ир Сен, в отличие от Ли Сын Мана, стал пацифистом. Надо учесть, что в марте умер Сталин, а с его преемниками в Кремле у Мао и Кима сразу не сложились отношения (оба даже не приехали в Москву на похороны, подозревая, что Сталина убили). Следовательно, в случае продолжения войны Северная Корея могла остаться без советского воздушного щита и без военных советников...

Границей двух частей Кореи осталась 38-я параллель. То есть огромные жертвы и разрушения были совершенно бессмысленными. О числе погибших солдат и мирных жителей можно говорить только ориентировочно. Большинство исследователей называют 3-4 миллиона человек. КНДР потеряла тысячи предприятий и инженерных сооружений, сотни тысяч домов. Но всё это не помешало маршалу и Герою КНДР Ким Ир Сену заявить о "победе корейского народа в войне, начатой американскими империалистами".

"Эта победа полностью основана на военных идеях чучхе и превосходном искусстве командования, которым овладел Ким Ир Сен, человек железной воли, великолепный командир и стратег", — восторженно подхватила пропаганда КНДР..

Война в Корее никому не принесла победы. А вот крупный выигрыш достался стоявшему в стороне Чан Кайши. Мао Цзэдуну пришлось на время войны отложить захват острова Тайвань, а потом было поздно: Америка взяла эту "территорию свободного Китая” под защиту. Мао представлялся Вашингтону мирным и неопасным, но полчища китайских "добровольцев" развеяли эту иллюзию.

ВОСХОЖДЕНИЕ ПО ТРУПАМ

А что же такое идеи чучхе? Северокорейские историки утверждают, что это философская система, которую Ким Ир Сен начал развивать с 14 лет. На самом деле он впервые произнес слово "чучхе" после смерти Сталина, — теперь он мог создавать миф, что ничем не обязан Советскому Союзу. Но заявить об этом прямым текстом было бы неубедительно и неприлично. Ким решил внедрять эту мысль в массовое сознание в философской "капсуле".

Основа основ идей чучхе — опора народа КНДР на собственные силы. А поскольку Ким Ир Сен "развивал эти идеи со школьной скамьи”, то все должны были понять, что он никогда не рассчитывал на помощь СССР, да и Китая. Они помогли? Спасибо! Но корейский народ под руководством Великого Вождя товарища Ким Ир Сена обошелся бы и без них...

Из опоры на собственные силы вытекает другая идея чучхе — необходимость бороться с "низкопоклонством". Этот термин встречается в мемуарах Ким Ир Сена около 70 раз. Интересно, что он заимствован у сталинской пропаганды конца 40-х годов, только та имела в виду преклонение перед Америкой и Европой, а Ким — "механическое подражание всему советскому".

Идеи чучхе стали замечательной базой для расправы с политическими конкурентами. В органах власти КНДР было много корейцев, которые выросли в СССР и считали себя советскими людьми. Они видели в Ким Ир Сене не вождя, а капитана Красной Армии, которому сказочно повезло. Чиновников из числа бывших партизан они откровенно не уважали, справедливо считая их малообразованными людьми. При Сталине Ким Ир Сен не мог громить "советскую фракцию", а теперь настал долгожданный момент. Этих людей было очень просто обвинить в низкопоклонстве перед СССР и, как минимум, уволить с занимаемых должностей.

Лидером советской фракции был Алексей Хегай, в прошлом строитель малых ГЭС в Узбекистане и переводчик штаба 25-й армии. По указанию Москвы он был оставлен в Северной Корёе и стал в ее Трудовой партии вторым человеком после Ким Ир Сена. Сначала его сняли со всех постов, а в июле 1953 года объявили, что он застрелился в своей квартире. Хорошо известная технология...

Перед этим Ким Ир Сен взялся за "местную фракцию", куда входили коммунисты, работавшие в корейском подполье в годы японской оккупации. Самым авторитетным среди них был Пак Хон Ён — один из лидеров Трудовой партии и министр иностранных дел КНДР. Его приговорили к расстрелу как "организатора заговора с целью государственного переворота" и "японского шпиона". Соратникам тоже досталось по полной программе. Их обвинили даже в том, что они умышленно сорвали народное восстание в Южной Корее в первые дни войны.В третью, "яньаньскую фракцию" входили корейские коммунисты, жившие во время японской оккупации в Китае. Среди них было много интеллигентов. Возглавлял эту фракцию видный ученый-лингвист Ким Ду Бон — автор проекта Конституции КНДР и председатель Верховного Народного Собрания. В августе 1956 года на партийном пленуме "яньаньцы" посмели поднять вопрос о культе личности Ким Ир Сена.Они оказались в меньшинстве, были исключены из партии и посажены под домашний арест. Затем на них испытали советско-китайскую технологию "идеологических чисток". Она включала круглосуточные допросы и обязательные публичные покаяния в своих "преступных" поступках и намерениях. Кончалось это по-разному. Одних выпускали, ограничив в правах, другие шли в концлагерь или на расстрел. В конце 50-х обычным явлением стали расстрелы на стадионах (школьников в "воспитательных целях" водили туда целыми классами). А лидер "яньаньцев" Ким Ду Бон просто бесследно исчез,—расправиться с ним предпочли тайно...

Репрессии радикально изменили состав властной верхушки. Почти все места в ней заняли бывшие партизаны — никчёмные экономисты и хозяйственники, но преданные Великому Вождю. Власть Ким Ир Сена стала абсолютной.



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ким Ир Сен.
СообщениеДобавлено: 25 июн 2015, 09:13 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 09:48
Сообщений: 2660
В киевском НИИ, в эпоху Ким Ир Сена, серые научные будни очень скрашивал глянцевый журнал "Корея". Его выписывал из КНДР один наш сотрудник и ежемесячно приносил на работу, чтобы развеселить коллектив. Если верно говорят, что минута смеха заменяет плитку шоколада, то каждый номер журнала заменял нам целую тонну.

ЧУДО НА ЗАВОДЕ

Вот лишь два примера, выбранные мной наугад:

"Больная головой Хен Сун решительно встала с постели, горя только одной душой выращивать больше свиней и радовать Великого Руководителя Товарища Ким Ир Сена".

Картина "Домик в лесу, где Великий Вождь и Любимый Руководитель осуществлял общение со своей женой во имя дела революции"...

Северокорейцы, видимо, не понимали этого юмора. А скорее всего, из-за беспросветно тяжелой жизни им было не до смеха.

Ким Ир Сен фото
Изображение

После войны страна лежала в руинах, и Ким Ир Сен, забыв свои подозрения, что Сталина отравили, поехал в Москву к его преемникам за помощью. Она была щедрой: СССР скостил Северной Корее половину финансового долга и дал новый большой кредит, помог восстановить крупнейшую ГЭС, металлургические и химические заводы, поставлял технику, продовольствие и т.п. Помогал и Китай Мао Цзэдуна. Трехлетний план восстановления экономики был успешно выполнен. Однако именно в это время Ким вбросил в массы "идеи чучхе" об опоре на собственные силы и о борьбе с низкопоклонством (имелось в виду — перед СССР). Москве вряд ли это понравилось.

Он даже позволил себе не поехать в феврале 1956 года на XX съезд КПСС, что было грубым нарушением межпартийного этикета. Сослался на занятость. А не поехал потому, что видел: преклонение перед Сталиным в Советском Союзе сходит на нет. Ким Ир Сен был этим возмущен, считая Сталина великим человеком. Но прежде всего он думал о себе: из-за событий в СССР может пошатнуться его собственный культ в Корее!

В августе 1956-го, как мы знаем, к этому шло, но Ким энергично задавил "критиканов". И повернул дело так, что доклад Хрущёва на XX съезде — внутреннее дело КПСС, а в Северной Корее нет никакого культа личности. Точнее, культ был—но не его, Ким Ир Сена, а Пак Хон Ёна, справедливо приговоренного к расстрелу...

Ким понимал, что из-за охлаждения отношений с Москвой советская помощь сократится. А надо было выполнить следующий, пятилетний план развития экономики. Значит, следовало мобилизовать народ на трудовые подвиги по рецептам Сталина и Мао. Ким Ир Сен призвал: "Устремимся вперед темпами Чхоллима!".

Чхоллима — крылатый конь из корейской легенды, который мог покрыть за день расстояние в 1000 ли. Вот и трудящиеся КНДР должны были удесятерить усилия. Ким, по сути, провозгласил нечто среднее между стахановским движением в СССР и китайским "Большим скачком".

Корейцы — замечательные труженики, способные без всяких призывов партии творить чудеса. На Херсонщине в 70-е годы мне рассказывали: в колхоз приезжала бригада корейцев (очевидно, советских) и спрашивала председателя: "Какой у вас был рекордный урожай арбузов?". Председатель называл цифру. "Дайте нам землю на сезон — и получите в три раза больше, — говорили корейцы. — Остальное будет наше".

Однако у людей, как и у техники, есть предел возможностей. Ким Ир Сен не желал с этим считаться. Заводам и сельхозкооперативам (то есть колхозам) ставились нереальные задания. Пресса и радио постоянно трубили, что они перевыполнены благодаря мудрому руководству Великого Вождя, а порой и его личному присутствию. Например, трудящиеся Кансонского сталелитейного завода, который посетил Ким Ир Сен, вместо запланированных 90 000 тонн проката якобы
выпустили 120 000 тонн при мощности завода 60 000. Очевидно, это подтасовка фактов — так же, как рекорд забойщика Алексея Стаханова в СССР. (Формально он перевыполнил норму добычи угля в 15 раз, но на него в ту смену фактически работал весь коллектив шахты). А если допустить, что "кансонское чудо" не ложь, то оно просто преступно. Ведь безумное превышение проектной мощности — это огромный риск аварии и катастрофический износ оборудования...

В 1960 году Ким Ир Сен объявил, что пятилетка выполнена досрочно, за четыре года. Как бы там ни было, социалистические страны вместе с конем Чхоллима помогли Северной Корее значительно опередить Южную по промышленному развитию. Был принят очередной, семилетний план — опять с упором на тяжелую промышленность: металлургию, станкостроение и т.п. Этот принцип, как и многое другое, Ким Ир Сен заимствовал у Сталина. То, что людям нужно есть, одеваться и обуваться, считалось мелким и второстепенным. Главное — энтузиазм и вера в светлое будущее! Как в стихотворении Маяковского:

"Свела промозглость корчею, неважный мокр уют, сидят впотьмах рабочие, подмокший хлеб жуют. Но шёпот громче голода — он кроет капель спад: "Через четыре года здесь будет город-сад!"...

ЖИЗНЬ ПО КАРТОЧКАМ

Предполагалось, что семилетка сделает КНДР индустриальной державой, примером для отсталой Южной Кореи, и это позволит объединить страну (мирным или военным путем — отдельный вопрос).
Однако план 1961-1967 гг. провалился, да так, что даже ловкая пропаганда не смогла выдать желаемое за действительное. Пришлось официально продлить семилетку на три года.

Одной из главных причин провала было то, что СССР впервые не выделил кредитов, а лишь отсрочил выплаты по прежним. Виноват в этом был сам Ким Ир Сен: опьяненный успехом предыдущего плана, он стал называть кремлевских руководителей "ревизионистами", а кто ж такое потерпит? Несколько раньше, в 1959 году, обиженный на Мао Цзэдуна Хрущёв свернул экономическую помощь Китаю. СССР перестал кормить "восточных братьев" за счет своего народа, и в советских продмагах результат быстро стал заметен. По крайней мере, в Киеве 60-е годы были периодом относительного продовольственного благополучия...

А у "братьев" была противоположная картина. В КНДР изначально выдавались карточки на покупку продуктов питания, одежды и обуви. Цены символические, но и нормы крайне скупые. Известный кореист Андрей Ланьков пишет:

"Большинство рабочих и служащих имело право на ежедневный паёк в 700 г зерновых... На карточках сидели и крестьяне. Нормы выдачи зерновых в деревне были такими же, как и в городе,но выдавался паёк не два раза в месяц, а раз в год, осенью, после сбора урожая. 700 г зерновых в день может, на первый взгляд, показаться щедрым рационом, но при этом следует иметь в виду, что все остальные продукты выдавались в очень небольших количествах (мясо, например — по несколько килограммов в год)".

А что это были за зерновые? Думаете, рис? Как бы не так! В столице его доля никогда не превышала двух третей пайка, а в провинции составляла процентов десять. Остальное — ячмень и кукуруза. Карточки считались временным явлением: дескать, успехи экономики позволят их отменить и перейти на свободную торговлю. Но они существовали в КНДР 54 (пятьдесят четыре!) года, на восемь лет пережив Ким Ир Сена. За это время пайки неоднократно урезались на 10%, а в 1973 году было объявлено, что "в связи с осложнением международной обстановки" каждый седьмой суточный паек выдаваться не будет — пойдет на "создание стратегических резервов"... В начале 90-х, в конце жизни Ким Ир Сена, вообще началась кампания за двухразовое питание: тот, кому дороги интересы Родины, не должен есть чаще!

Ким Ир Сен не видел в этом ничего особенного. При всей своей "борьбе с низкопоклонством" он ориентировался на сталинский СССР, а там, в Хабаровске, он жил в военные годы, когда голод был нормальным явлением. Раздав крестьянам землю, Ким в 50-е годы согнал их в колхозы, но при этом превзошел Сталина, ограничив размер приусадебного участка одной соткой. Временами колхозники, спасаясь от голода, ели насекомых, червей, листья и кору деревьев.

Как же северяне всё это терпели, тем более рядом с Южной Кореей, где уровень жизни в 60-е годы начал быстро расти? Можно сослаться на восточный менталитет, восходящий к древнему философу Конфуцию: он учил, что главными добродетелями являются стойкость, терпение, простота и скромность. Но чтобы десятилетиями безропотно жить впроголодь, одного конфуцианства мало. Были другие, более веские причины.

ВСЁ ПОД КОНТРОЛЕМ!

Для массового протеста людям нужно объединяться, а в Северной Корее, как и в сталинском СССР, это было практически невозможно.Оба диктатора руководствовались принципом "Разделяй и властвуй". Ким Ир Сен и здесь превзошел Сталина, разделив народ после расправы с "фракционерами" на три слоя: основной (он же "дружественный"), нейтральный (или "колеблющийся") и враждебный. Последний состоял поначалу из шести категорий: а) фракционеры и члены их семей; б) семьи перебежчиков в Южную Корею; в) семьи пленных, которые после войны отказались вернуться в КНДР; г) бывшие помещики, предприниматели и религиозные деятели, а также их семьи (Помещиком считался тот, кто владел хотя бы пятью гектарами земли.); д) бывшие служащие японской администрации в Корее и члены их семей; е) семьи заключенных и бывшие заключенные. Но постепенно список "вражеских сил" вырос впятеро — до тридцати позиций. За неимением места назову лишь несколько: бывшие кулаки, т.е. крестьяне, имевшие наемных работников; интеллигенция, получившая образование в годы японского владычества; корейцы, вернувшиеся из Японии; буддисты, католики и протестанты...

"Враждебные элементы" составляли больше четверти населения страны. Им запрещалось жить ближе 20 км от моря, государственной границы и крупных городов (а от Пхеньяна — ближе 50 км). К ним предвзято относились при выделении жилья, поступлении в вуз, рассмотрении дел в суде и т.п. Как правило, "враждебные элементы" вступали в брак только с себе подобными, — ведь женихи и невесты "невраждебных" слоёв не хотели стать такими же изгоями.

Разделение общества на замкнутые, не доверяющие друг другу слои значительно повышало живучесть режима. Но Министерство охраны безопасности государства этим не ограничилось, — в каждом слое ввели систему круговой поруки. Всё население было разбито на "инминбаны" — группы по 20-50 семей, живущих по соседству. Старшего группы — инминбанчжана — обязали следить за всем, что в ней происходит, и докладывать "куда следует" обо всем мало-мальски подозрительном.Без его официального разрешения нельзя выехать за пределы своего города или уезда, оставить на ночь гостей. Старший группы имеет право войти в любое жилище даже ночью и проверить, кто в нем находится. Кстати, управдом из фильма "Бриллиантовая рука" в исполнении Нонны Мордюковой — просто прирождённая инминбанчжан...

Ну и какие тут возможны протесты? Начни думать не так, как нужно, — и рискуешь попасть в "лагерь сосредоточения", то есть в концлагерь. Со всей семьей, включая маленьких детей. А если ты к тому же "враждебный элемент", то там наверняка и сгинешь. Вот и ходили недовольные со счастливыми масками на лицах.

Но большинство 20-миллионного народа искренне верило, что живет в прекрасной стране с еще более прекрасным будущим. Почему?! Неужели на Ким Ир Сена работали шаманы и экстрасенсы? Нет, всё было проще: он успешно использовал сталинскую технологию оболванивания масс.

ЗЕМНОЙ БОГ

"Эх, хорошо в стране советской жить!.." — слышал я по радио с детских лет. "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!"... Благодаря музыке талантливых композиторов текст песен воспринимался легко и бездумно. А если задуматься, то разве знали мы какие-то другие страны? О них было известно только то, что нам разрешалось знать. Власть имела монополию на информацию.

Сталин после Второй мировой войны опустил "железный занавес" между СССР и остальным миром. Практически нельзя было ни поехать за рубеж, ни пригласить гостя оттуда. Радиопередачи с Запада на русском языке глушились. Письма подвергались цензуре и часто не доходили до адресата... В странах "социалистического лагеря" дышать было полегче, но не слишком. В 2000 году я спросил знаменитого польского писателя-фантаста Станислава Лема, пригодилось ли ему когда-нибудь его медицинское образование. Он ответил, что провозил с Запада запрещенные -книги в глубокой щели за задним сиденьем "Мерседеса" и потом извлекал их оттуда с помощью гинекологических инструментов...

Железный занавес Ким Ир Сена был даже плотнее сталинского. Так, в КНДР не стали глушить зарубежные радиопередачи (ведь иногда сквозь рёв глушилок удавалось кое-что разобрать), а запретили приемники со свободной настройкой. Такие приемники в обязательном порядке переделывались под официально разрешенные радиостанции и пломбировались. Инминбанчжан мог в любое время суток нагрянуть для проверки, цела ли пломба и нет ли в квартире нелегального приемника.

Браття! Друзі! Побратими!

Дні які в нас ясні, чисті,

А в буржуазії — ніч...

Этот стих украинского советского поэта Тычины, написанный в 1949 году, нас, школьников, заставляли заучивать наизусть. Гражданам КНДР тоже внушали с малых лет, что им ярко светит Солнце Нации товарищ Ким Ир Сен, а на Юге корейцы живут во мраке. У них там из-за империалистической политики президента уже три года не было дождей (почти дословно цитирую из журнала "Корея",), а у нас на Севере "буйно колосится рис под лучами тезисов по аграрному вопросу"...

Культ Ким Ир Сена в 60-е годы перешел все мыслимые границы. Он стал земным божеством. Вот подписи под двумя фотографиями в том же журнале:"Мангендэ — деревня, где родился родной Вождь, вынашивая замысел о революции".

"Место, где родной Вождь товарищ Ким Ир Сен в детстве бил японского мальчика".

(Эта огороженная лужайка входила в экскурсионную программу)...

Распространялись слухи о его сверхчеловеческих возможностях: якобы он взглядом остановил тигра, нападавшего на маленькую девочку, а в партизанские годы заставлял японские бомбардировщики — опять же взглядом — сбрасывать бомбы мимо цели.

Короче, Ким Ир Сен мог творить любые чудеса. Экономические тоже. Их неизменно сулили народу в очередных семилетних планах. Годы прошли, а чуда не видно? Оно непременно будет благодаря новым гениальным указаниям Великого Вождя!..

С 1972 года Ким Чен Ир как официальный преемник сопровождая Ким Ир Сена на всех публичных мероприятиях.
Изображение

Указаниям дали звучные наукообразные названия: метод "Чхонсари" (для сельского хозяйства) и "Тэанская система" (для промышленности). Суть "метода" состояла в том, что вышестоящий руководитель должен помогать нижестоящим, выезжая на места и уделяя основное внимание политической работе с трудящимися. "Тэанская система" была посложнее: а) главный на заводе отныне не директор, а партийный комитет; б) завод должен сам обеспечивать себя материалами из собственных резервов; в) ведущую роль в управлении должна играть политработа.

Ну что еще мог придумать бывший лесной командир с неполным средним образованием, ни дня не работавший на производстве? Заводы виделись ему партизанскими отрядами, для которых самовыживание — это нормально. А требования усилить политработу были равносильны признанию, что экономические идеи у него отсутствуют, и вся надежда на бездонный энтузиазм партизан... прошу прощения—трудящихся.

ДВЕ СПЕЦОПЕРАЦИИ

А в Южной Корее без всякой политработы успешно шли реформы президента Пак Чон Хи. Их начало совпало с провалом кимирсеновской семилетки 1961-1967 гг. Для Пхеньяна это было не просто обидно, а очень опасно, так как наглядно доказывало превосходство Юга над Севером. Что говорил в подобных случаях кумир Ким Ир Сена товарищ Сталин? "Нет человека — нет проблемы!". Отряд спецназа Корейской Народной Армии получил задание убить Пак Чон Хи.

17 января 1968 года этот отряд — 31 человек — незаметно перешел границу и направился к Сеулу. Все были в форме южно-корейской армий, но чтобы зря не рисковать, шли лесами. Наткнулись на лесорубов. Те заподозрили неладное. Будь во главе отряда Ким Ир Сен, тут бы и конец лесорубам ("Нет людей — нет проблемы!"). Но с командиром велась политработа, и он твердо знал, что население Южной Кореи стонет под гнетом империализма, мечтая о воссоединении с Севером. Поэтому он не расстрелял работников топора, а пообещал, что скоро придет свобода, и взял с них слово молчать. Лесорубы, оправившись от испуга, поспешили в полицию...

На окраине Сеула отряд построился и направился к резиденции президента. Его уже ждали,—каждый полицейский пост на подступах к Голубому дворцу был усилен ротой солдат. На одном из таких постов отряд остановили для проверки документов. Нервы у обеих сторон были на пределе. Один из полицейских, чуя неладное, попытался вынуть пистолет. Диверсанты мигом открыли огонь и уложили 66 человек, но и сами почти все были убиты. Одного взяли в плен, одному удалось бежать. Бежавшего Ким Ир Сен произвел потом в генералы, а пленный, отсидев в сеульской тюрьме, отказался вернуться на Север и стал священником.Спустя два дня, 23 января, произошло не менее громкое ЧП: северокорейские моряки захватили в своих территориальных водах американское разведывательное судно "Пуэбло", замаскированное под океанографическое. При штурме один американец был убит, двое ранены, а 84 человека взяты в плен. Президент США Линдон Джонсон потребовал немедленно освободить пленных и вернуть судно. Ким Ир Сен ответил, что судно — это трофей, а пленных он вернет только после извинений американского правительства. Джонсон направил к берегам КНДР 7-й флот США, а Ким ввел в городах светомаскировку, показывая, что готов воевать.

Северокорейцы гордились своим бесстрашным вождем. А Ким понимал, что Америка блефует, — она увязла во Вьетнаме и вряд ли может себе позволить еще одну войну.

Начались переговоры КНДР-США, длившиеся почти год. Ким Ир Сен не шел на уступки, — ведь в этой ситуации время работало на него. Конфликт на грани войны отвлекал народ от плачевного состояния экономики и невыполненных властью обещаний.

В конце концов, Вашингтон извинился, пленные были отпущены, а судно "Пуэбло" поставлено на якорь в Пхеньяне на реке Тэдон и превращено в "музей антиамериканского воспитания".

— США пали перед нами на колени! — заявил Ким Ир Сен по радио к неописуемому восторгу граждан.

РОЖДЕНИЕ ДИНАСТИИ

Ким, безусловно, был талантливым политиком с отличным чутьем. Но ему еще и феноменально везло. Он остался целым и невредимым за годы партизанской войны — при том, что не уклонялся, как Мао Цзэдун, от боев с японцами. Стал избранником Сталина на пост лидера Северной Кореи, хоть были десятки не менее достойных кандидатов. Чудом избежал в 1950 году полного разгрома. А в марте 1969-го получил еще один, очень своевременный подарок судьбы: китайско-советский конфликт на острове Даманский. Он дал Ким Ир Сену счастливую возможность вновь "подоить" СССР. Для этого было достаточно прекратить критику "кремлевских ревизионистов” и занять подчеркнуто нейтральную позицию между ними и Мао Цзэдуном. Москва это оценила,—советская помощь Северной Корее возобновилась...(Даже в 2012 году КНДР оставалась должна России как правопреемнице СССР $11 млрд. Из них 10 миллиардов Москва была вынуждена простить...).

Массовое поклонение статуям Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.
Изображение

15 апреля 1972 года Ким Ир Сену исполнилось 60 лет. По этому радостному случаю северокорейская пропаганда превзошла саму себя. Было объявлено, что отныне день 15 апреля будет главным государственным праздником КНДР —Днем Солнца. Всех граждан обязали носить значки с портретом Ким Ир Сена. Утро в детсадах начиналось с того, что дети хором благодарили Родного Вождя за счастливое детство. Его титулы стали еще пышнее: Железный Всепобеждающий Полководец, Маршал Могучей Республики...

Юбилей побудил Ким Ир Сена готовить себе преемника. Сталин в свое время тоже думал об этом, но ему не приходило в голову сделать преемником сына Васю. А Ким Ир Сен без тени сомнения назначил на эту роль Ким Чен Ира. Даже Мао был неприятно удивлен таким поворотом. Любящий отец сообщил народу, что передаст власть сыну не в силу родства, а потому что тот единственный правильно понял "чучхейское дело" и лучше всех будет его продолжать.

Операция "Преемник" — а точнее, "Престолонаследник" — вовсе не означала, что вождь думает о смерти. Он был намерен дожить до 120 лет и собрал для этого под вывеской "Институт долголетия" лучших врачей страны. Они рекомендовали ему пить отвары целебных трав, хорошо питаться и много смеяться (жаль, что Ким был глух к столь мощному источнику смеха, как журнал "Корея").,. Ему регулярно переливали кровь молодых людей. Мао Цзэдун верил, что жизнь мужчины продлевает секс с юными девственницами, но Ким Ир Сен был не по этой части. Его партизанская жена Ким Чен Сук умерла в 1949 году, и он женился вторично, сохранив при этом трогательную любовь к умершей. Редкий случай: диктатор-однолюб!

А в его распоряжении были юные незамужние красавицы. Целый придворный коллектив под названием "Радость". Каждая имела звание и оклад офицера госбезопасности. Однако нет оснований считать, что вождь использовал их для любовных утех. Скорее всего, они его просто развлекали (смеяться полезно!) и сдавали Родному Вождю молодую донорскую кровь. Зато сын с лихвой компенсировал сдержанность отца (по слухам, он имел 17 детей от разных женщин).

"Институт долголетия" не помог Ким Ир Сену дожить до ста двадцати, как не помог Сталину геронтолог академик Богомолец. Солнце Нации зашло в 1994 году в 82-летнем возрасте. Десять дней вся Северная Корея обливалась слезами (улыбаться мог только безумец, которому не мила свобода). Год рождения Ким Ир Сена (1912-й) был провозглашен первым годом нового, "чучхейского" летоисчисления.Так что в XX век КНДР вступила в 89-м году от Рождества Кимирсенова.

Ким Чен Ир не захотел быть президентом, как отец, — слишком скромная должность, да и кто-то может сдуру спросить: "А когда же выборы?". Он предпочел официальный титул "Великий руководитель КНДР". Стал маршалом и Верховным Главнокомандующим, хоть ни дня не служил в армии. "Отцом народа", "Судьбой нации", "Великим Полководцем"...

При нем у КНДР в 2006 году появилась атомная бомба. Ее создавали 50 лет на основе "идей чучхе" — ну и построенного Советским Союзом реактора... Но это уже другая печальная повесть.



Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ким Ир Сен.
СообщениеДобавлено: 25 апр 2017, 17:38 
Не в сети

Зарегистрирован: 25 апр 2017, 17:29
Сообщений: 1
Ким Ир сен - имя мифического антияпонского партизана типа Робин Гуда, взятое Ким Сончжу (Ким Ирсеном) для повышения престижа его отряда, что вполне оправданно. Примечательно, что именно японцы во всех отчётах и газетах называли его этим псевдонимом. Партизаны же во время допросов в один голос называли его Ким Сон чжу


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC - 12 часов



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
.
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Игорь Иванов